18 октября 2019
Москва: 09:18
Лондон: 07:18

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

Материалы по ДРСМД

 

 8 декабря 1987 года. Подписание советским лидером Михаилом Горбачёвым и президентом США Рональдом Рейганом Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД)

 

 

В связи с окончанием 2 августа 2019 г. срока действия Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности представляем вашему вниманию следующие материалы по данной проблематике.

 

Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности

Договор о РСМД подписан 8 декабря 1987 г.,вступил в силу 1 июня 1988 г. Он запрещает сторонам производить, испытывать и развертывать баллистические (БРНБ) и крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) средней дальности (от 1000 до 5500 км) и меньшей дальности (от 500 до 1000 км), а также пусковые установки (ПУ) для них.

Подпадавшие под охват Договором советские и американские БРНБ и КРНБ были полностью уничтожены в течение первых трех лет его действия. Одновременно ликвидации подверглись ПУ этих ракет, связанные с ними вспомогательные сооружения и оборудование, операционные базы. В целях контроля за выполнением Договора до мая 2001 г. сторонами осуществлялись инспекции на местах, в том числе на постоянной основе на проходных пунктах объектов по производству ракет.

После распада СССР практическое выполнение Договора помимо России и США осуществляли Белоруссия, Казахстан и Украина.

В соответствии с положениями ДРСМД для рассмотрения вопросов выполнения договорных обязательств, согласования мер повышения жизнеспособности и эффективности Договора была создана Специальная контрольная комиссия (СКК). К октябрю 2003 г. состоялось 29 сессий СКК. После этого комиссия длительное время (по 2016 г.) не созывалась в связи с завершением выполнения мероприятий, требовавших верификации по Договору.

В результате реализации ДРСМД исчез целый класс ядерных вооружений, что явилось весомым вкладом в процесс ядерного разоружения в контексте Договора о нераспространении ядерного оружия. Будучи бессрочным, Договор остается важным фактором поддержания стратегической стабильности и международной безопасности.

12 октября 2007 г. на встрече с министрами иностранных дел и обороны России и США Президент В.В.Путин выдвинул идею о придании обязательствам по Договору о РСМД глобального характера. Американская сторона поддержала это предложение.

25 октября 2007 г. на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН было распространено Совместное российско-американское заявление по ДРСМД. В нем, в частности, содержался призыв ко всем заинтересованным странам обсудить возможность придания глобального характера обязательствам по Договору путем отказа от БРНБ и КРНБ с дальностью 500-5500 км.

На пленарном заседании Конференции по разоружению в Женеве 12 февраля 2008 г. С.В.Лавров предложил приступить к совместному поиску оптимальных путей продвижения указанной инициативы. Он также внес на обсуждение проект Основных элементов международно-правовой договоренности о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (наземного базирования), открытой для широкого присоединения.

Несмотря на усилия России, дальнейшего практического развития данная инициатива не получила.

С 2013 г. США стали выдвигать России претензии в нарушении ДРСМД. Американская сторона утверждает, что принятая на вооружение российская КРНБ с индексом 9М729 имеет запрещённую по Договору дальность в диапазоне 500-5500 км. При этом, несмотря на наши настойчивые призывы, США по-прежнему отказываются конкретизировать обстоятельства, легшие в основу ее претензий. Вместо этого в Вашингтоне приступили к реализации «комплексной» стратегии по оказанию на нас давления, предусматривающей меры санкционного и военного характера. Подготовлена соответствующая законодательная база. Под предлогом российских «нарушений» в Конгрессе США заявлено, что у Вашингтона имеется «законное основание» для частичного или полного прекращения выполнения Договора.

Еще одним провокационным шагом стало заложенное в закон о предельных расходах на оборону в 2018 фин.г. решение о выделении финансирования на разработку мобильной ракетной системы с КРНБ запрещенной по ДРСМД дальности. Несмотря на то, что НИОКР по Договору не возбраняются, такой проект в конечном итоге ведет к прямому нарушению ДРСМД. Анонсированы и другие якобы ответные военные программы, многие из которых противоречат, как минимум, духу ДРСМД, его целям и задачам.

Россия отвергает беспочвенные обвинения со стороны США. Мы неоднократно заявляли, в т.ч. на высшем уровне, что наша страна остается приверженной ДРСМД и не допускала никаких его нарушений. КР 9М729 не разрабатывалась и не испытывалась на запрещенную по Договору дальность, а значит, она полностью соответствует нашим международным обязательствам. Совершенно неприемлемы попытки США разговаривать с нами на языке ультиматумов, а также оказывать на Россию военно-политическое и санкционное давление.

Складывается впечатление, что цель Вашингтона – отвлечь внимание от действий самих США, чрезвычайно вольно трактующих положения ДРСМД в случаях, когда они препятствуют реализации важных для Вашингтона военных программ.

У России имеется ряд конкретных претензий к США в контексте выполнения ими Договора, которые либо остались неурегулированными на предыдущем этапе работы СКК, либо появились в последние годы в результате новых дестабилизирующих действий Вашингтона. Они заключаются в следующем:

 

  • неправомерный односторонний вывод из-под охвата ДРСМД ударных беспилотных летательных аппаратов соответствующей дальности, полностью подпадающих под содержащееся в Договоре определение термина «КРНБ»;

 

 

  • поддержание технологического потенциала в сфере ракет средней и меньшей дальности наземного базирования путем его отработки на широком спектре ракет-мишеней в ходе испытаний, заявляемых как противоракетные;

 

 

  • наземное развертывание на европейских объектах глобальной ПРО США в составе комплексов «Иджис Эшор» универсальных ПУ Мk-41, которые могут применяться для пусков КР средней дальности «Томагавк» и других ударных ракетных средств.

 

Рассматриваем действия США как попытку обеспечить себе военное преимущество по отношении к России.

Озабоченности сторон являются предметом экспертных консультаций в двустороннем формате. Они также рассматриваются в рамках СКК, работа которой возобновилась в ноябре 2016 г. Однако ни по одному из проблемных вопросов прогресса не достигнуто.

Российская сторона открыта к продолжению диалога с США по ДРСМД. В то же время отказ США представить какую-либо конкретику в подкрепление своих обвинений, неготовность предпринимать шаги по снятию российских озабоченностей, попытки нарастить на нас политическое и санкционное давление заставляют усомниться в заинтересованности Вашингтона в поддержании жизнеспособности ДРСМД.

Считаем американские НИОКР по созданию запрещенных Договором вооружений прямым путем к его слому. В этом контексте Президент России В.В.Путин заявил в октябре 2017 г. на заседании Валдайского дискуссионного клуба в Сочи, что в случае демонтажа Договора Соединёнными Штатами Россия будет вынуждена реагировать, причем мгновенно и зеркально.

Призываем США отказаться от тиражирования голословных обвинений в наш адрес и от контрпродуктивного курса, ставящего под угрозу жизнеспособность ДРСМД. Считаем необходимым сосредоточиться на совместной работе по профессиональному и деполитизированному урегулированию имеющихся проблем.

11 июня 2018 г. на уровне мининдел стран ОДКБ принято совместное заявление по тематике ДРСМД, в котором выражается коллективная озабоченность действиями США, осуществляемыми без учёта обязательств по Договору, и содержится призыв к сторонам предпринять все необходимые усилия для разрешения имеющихся проблемных вопросов.

Заявление МИД России о выходе США из Договора о РСМД и прекращении его действия, 2 августа 2019 года

2 августа завершилась процедура выхода США из Договора о РСМД, в результате чего данное соглашение прекратило своё действие.

В Вашингтоне совершили серьёзнейшую ошибку. Запустив пропагандистскую кампанию, в основу которой была положена заведомая дезинформация относительно якобы совершённых Россией нарушений ДРСМД, США преднамеренно создали вокруг Договора практически непреодолимый кризис. Причина понятна: в США захотели избавиться от установленных им ограничений.

На протяжении многих лет Вашингтон полностью игнорировал серьёзные российские озабоченности тем, как он сам выполнял ДРСМД. Между тем, уже одно размещение на военных базах США в Европе пусковых установок «Мк-41», способных запускать крылатые ракеты средней дальности, – грубейшее нарушение Договора.

Вместо предметного и профессионального разбора встречных претензий американская сторона выдвинула России заведомо неприемлемые ультимативные требования. Были отвергнуты все предложенные нами реалистичные развязки на основе мер взаимной транспарентности, способные привести к урегулированию имевшихся проблем.

Представители США лицемерно прикрывались рассуждениями, что ДРСМД устарел и в него требуется «вовлечь третьи страны». Хотя нельзя не отдавать себе отчёт в том, что эти государства не готовы брать на себя соответствующие договорные обязательства.

Таким образом, целенаправленными действиями США была сначала подорвана жизнеспособность ДРСМД, а затем созданы условия для его окончательного развала. Вашингтон поступает так не в первый раз. Столь неадекватное поведение США уходит корнями в конец 1990-х годов, когда принималось решение о сломе Договора по ПРО, на который американская сторона пошла вопреки настойчивым призывам со стороны мирового сообщества.

Денонсация ДРСМД подтверждает, что в США взят курс на разрушение всех не устраивающих их по тем или иным причинам международных соглашений. Это ведёт к фактическому демонтажу существующей системы контроля над вооружениями.

Прекращение действия Договора о РСМД в результате выхода из него Вашингтона требует безотлагательных мер по стабилизации ситуации и сохранению должного уровня предсказуемости в отношениях России и США. Наша страна прошла свою часть пути. Мы уже ввели односторонний мораторий и не будем развёртывать наземные ракеты средней и меньшей дальности, если у нас такие появятся, в тех регионах, где не будут размещаться американские РСМД.

Призываем США отказаться от развёртывания создаваемых ими ракет указанных классов, о чём, к сожалению, активно заговорили в Пентагоне, и последовать примеру России, предприняв все необходимые шаги в целях обеспечения глобальной стабильности и предсказуемости. В противном случае вся ответственность за рост напряжённости в мире ляжет на Вашингтон.

Россия остаётся открытой к равноправному и конструктивному диалогу с США относительно восстановления доверия и укрепления международной безопасности. Надеемся на ответственный подход американской стороны.

Выдержка из брифинга официального представителя МИД России М.В. Захаровой по тематике ДРСМД, 1 августа 2019 года

Вопрос: Завтра ДРСМД уходит в историю. Он долго распадался, его по-разному комментировало руководство России. Говорили, что этот договор – реликт «холодной войны» и связывает Россию больше, чем Америку. Говорили, что зря его расшатывают американцы, так как это будет иметь тяжелые последствия для безопасности в целом. Завтра фактически он заканчивается. Это для России скорее хорошо или плохо? Что будет делать Россия дальше, уже не связанная этим договором?

Ответ: Мы очень подробно освещали этот вопрос. Изначально говорили о том, что это исключительно инициатива США, как Вы правильно сказали, сначала расшатывать, а потом вообще свернуть свое участие в этом договоре. Говорили о том, что это серьезная ошибка Вашингтона со всех точек зрения. Давали не один шанс для того, чтобы все-таки вернуть США в правовое поле в этом контексте. Говорили о том, что если имеются озабоченности по каким-либо аспектам данного соглашения, мы готовы на них отвечать. Мало того, мы проводили не одно мероприятие не только информационного или разъяснительного плана. Это были абсолютно практические встречи с участием наших военных экспертов, специалистов, которые были готовы дать разъяснения по всем интересующим вопросам, в том числе с демонстрацией соответствующих объектов, которые якобы вызывали озабоченность у наших партнеров. Что мы увидели? Мы увидели полное нежелание не то что участвовать в этом обсуждении или подобного рода мероприятиях, а, наоборот, агрессивное желание не допустить участия кого бы то ни было из партнеров США в любых разъясняющих мероприятиях, призванных найти общую почву для обсуждения этой темы.

Действительно, была агрессивная информационная кампания в самих США, переворачивающая все с ног на голову, обвиняющая Россию в том, что она едва ли не в первую очередь вышла из этого соглашения. Мало того, мы видели, как с этими же целями задействовались институты НАТО в качестве участника информационной кампании. Расшатывание и уничтожение соглашения, созданная информационная атмосфера вызывают большое сожаление. Это антипример того, как должны в сегодняшнем мире решаться сложные вопросы. Вместо сохранения инструмента снятия озабоченности, мы наблюдаем его уничтожение. Вместо создания атмосферы доверия, которая была бы нацелена на придание миру большей стабильности и безопасности, мы видим шаги ровно в противоположном направлении.

Ссылка

Выдержка из выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании министров иностранных дел стран БРИКС, Рио-де-Жанейро, 26 июля 2019 года

Угрозу международной безопасности представляет беспрецедентное наращивание военных бюджетов, слом формировавшейся десятилетиями архитектуры поддержания стратегической стабильности. Тревожные примеры – развал США вслед за Договором об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) теперь и Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Сохраняется неопределенность и вокруг судьбы Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ). Мы предложили его продлить, но ответа из Вашингтона пока не слышали.

Обеспокоены планами США, которые уже получают материальное воплощение, по выводу оружия в космическое пространство, что приведет к новому качественному витку глобальной гонки вооружений.

Выдержка из интервью директора Департамента Общеевропейского сотрудничества МИД России А.В.Келина международному информационному агентству «Россия сегодня», 18 июля 2019 года

Вопрос: На днях прошло заседание Совета Россия-НАТО. Как вы оцениваете его итоги? По каким вопросам сторонам удалось найти консенсус? Когда пройдет следующее заседание?

Ответ: Я бы сказал, что на этом заседании на обсуждении темы договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) настояли натовцы сами. Мы ожидали, наверное, большего, так как они не раз выходили на нас с предложением обсудить эту тему. Мы, со своей стороны, довели до них аргументацию, которая у нас есть. Она достаточно солидная, крепкая. Мы убеждены, что попытки переложить на Россию ответственность за развал ДРСМД – дело бессмысленное. Это выбор и решение американской стороны, которая полностью отказалась от предложенных нами конкретных и реалистичных мер по транспарентности, по снятию накопившейся озабоченности. Самое важное, на чем мы сделали упор в ходе этого заседания, это то, что еще раз подтвердили, что Россия не намерена и не будет размещать ракеты средней дальности в Европе и других районах, пока там не появятся американские ракеты. Это очень серьезное обязательство, и над ним еще стоит и важно продолжать работу. Мы призвали страны альянса сделать аналогичное заявление, потому что когда вы имеете два таких заявления, это уже что-то, это уже некая политическая конструкция, на базе которой можно дальше действовать. К сожалению, наши партнеры пока этого не сделали. Пока их позиция состоит в том, чтобы огульно обвинять нас и уходить от конструктивного обсуждения того, что можно сделать.

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с заявлением руководства ЕС по тематике ДРСМД, 15 июля 2019 года

Обратили внимание на заявление Высокого представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини от лица всех государств-членов ЕС, посвящённое тематике Договора о РСМД.

Интерес Евросоюза к сохранению ДРСМД и мнение о важной роли данного соглашения для международной стабильности, которое Россия полностью разделяет, можно было бы только приветствовать. Однако с учётом того, что в ЕС сочли необходимым заявить об этом менее чем за три недели до истечения инициированной США процедуры по выходу из Договора, поневоле приходится сомневаться в осознании Брюсселем всей серьёзности ситуации и негативных последствий от предпринятых Вашингтоном деструктивных шагов для безопасности своих европейских союзников.

Вызывает сожаление однобокость, с которой в ЕС подходят к причинам кризиса вокруг ДРСМД. В частности, даже не упомянуты многолетние российские озабоченности тем, как он выполнялся американской стороной. Договор разрушают именно США, а призывы к его сохранению и проявлению готовности к конструктивной работе почему-то обращены к России. Удивительно и то, что европейские страны, чья безопасность затронута самым непосредственным образом, фактически солидаризуются с Вашингтоном и даже не пытаются выдвигать какие-либо предметные инициативы по урегулированию созданной американцами ситуации.

Понятно, что заявление сделано «для галочки» и преследует сугубо пропагандистские цели. На деле страны Евросоюза безропотно выполняют установку США на отказ от предложенных Россией реалистичных мер по снятию встречных претензий в контексте ДРСМД на основе взаимной транспарентности.

В связи с этим хотели бы напомнить, что выдвинутые нами предложения остаются в силе. Решение о том, быть или не быть Договору о РСМД, – за США. Так что призывы ЕС к его спасению обращены явно не по адресу.

ссылка

Выдержка из интервью Посла России в США А.И.Антонова российским СМИ, 10 июля 2019 года

ТАСС: Идут ли между Россией и США какие-либо консультации/переговоры с целью преодоления противоречий, вызванных утверждениями РУМО о возобновлении Россией ядерных испытаний?

А.И.Антонов: Россия не обсуждает с Соединенными Штатами спекуляции разведывательного управления Министерства обороны США (РУМО) о возможном проведении нами ядерных испытаний свыше «нулевой мощности». Вашингтону была обозначена наша позиция – мы считаем неприемлемыми голословные обвинения и категорически их отвергаем.

Примечательно, что соблюдение нами Договора было подтверждено заявлениями исполнительного секретаря Подготовительного комитета Организации ДВЗЯИ Л.Зербо. Однако в Вашингтоне не слышат голоса профессионалов. Здесь предпочитают хлесткие обвинения, не представляя никаких доказательств. Хотя мы неоднократно говорили о том, что открыты к серьезному разговору по любой проблеме, включая и ДВЗЯИ. К слову, нельзя не напомнить и то, что Россия ратифицировала этот Договор еще в 2000 году, а США, подписав данное соглашение, никогда не делали конкретных шагов по его ратификации.

Обвинения РУМО вызывают у нас обеспокоенность в связи с возможными мотивами начала антироссийской кампании. Уж очень ситуация напоминает, как все развивалось в отношении ДРСМД. Сначала – заявления о необходимости обладания потенциалом, запрещенным Договором, затем – поиск «виновников», и как итог – выход из Соглашения. Не являются ли действия военной разведки частью американского плана «прикрытия» для отзыва подписи США под ДВЗЯИ и возобновления собственных полномасштабных ядерных испытаний?

Не случайно, в 2017 году Белый дом впервые с 1993 года издал распоряжение о сокращении сроков подготовки ядерных полигонов США к испытаниям с 2-3 лет до 6 месяцев. Кроме того, серьезную обеспокоенность вызывает увеличение числа экспертных публикаций, призывающих к отказу от моратория на проведение ядерных испытаний.

Таким образом, еще один международный договор оказался заложником деструктивной политики США по разрушению архитектуры соглашений в сфере контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения.

Выдержка из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой, 4 июля 2019 года

Вопрос: Вчера (3 июля 2019 года) стало известно, что Президент России В.В.Путин подписал указ о приостановке действия ДРСМД. Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг объявил о согласовании политических и военных мер в случае прекращения действия Договора. Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию вокруг ДРСМД с учетом перспектив ее завтрашнего обсуждения на заседании Совета Россия-НАТО.

Ответ: Мне кажется, мы комментируем эту тему на всех уровнях по нескольку раз на дню. Вопросов от этого меньше не становится. В таком же режиме в основном в американской, но и в европейской прессе появляются материалы, в которых содержится прямое обвинение нашей страны в якобы развале этого Договора. На самом деле, всё с точностью до наоборот. К сожалению, разваливают Договор США и делают это под надуманными предлогами вместо того, чтобы заниматься совместным профессиональным разбором претензий, носящих обоюдный, встречный характер.

Все обвинения в адрес России, поддержанные некоторыми европейскими союзниками Вашингтона, абсолютно беспочвенны. Мы проводили пресс-конференции, брифинги, практические выездные семинары, где можно было не только послушать, но и «потрогать» российскую аргументацию. Увы, многие союзники Вашингтона с ним во главе игнорировали эти мероприятия и продолжают заниматься публичным нападением на нас в информационной среде по этой теме.

Я хотела бы отметить, что России по-прежнему не предоставлены никакие реальные доказательства наших нарушений Договора. США отвергли российские инициативы по взаимным мерам транспарентности и предпочли избавиться от этого соглашения, ограничивающего их в выборе средств военного давления на оппонентов. Помимо России это, прежде всего, Китай, которого в Вашингтоне воспринимают как долгосрочного геополитического конкурента – так зафиксировано в основополагающих документах США по вопросам национальной безопасности.

Со своей стороны предприняли всё возможное для спасения ДРСМД. Предложили Вашингтону набор конкретных, вполне реалистичных мер, которые вели бы к снятию имеющихся у сторон озабоченностей на основе взаимной транспарентности. Однако наши инициативы были сразу отвергнуты практически без какого-либо глубокого изучения, включая саму идею взаимности. Несмотря на немотивированный и контрпродуктивный отказ Вашингтона, 23 января с.г. российская сторона провела показ и брифинг по так беспокоящей США и НАТО ракете для представителей всех заинтересованных стран. Эта беспрецедентная мера выходит далеко за рамки наших обязательств по ДРСМД. Это было наше добровольное дружеское предложение к нормальному взаимоуважительному диалогу. Специалисты Министерства обороны России предоставили исчерпывающую информацию для того, чтобы зарубежные эксперты могли составить собственное непредвзятое мнение о реальных характеристиках российской ракеты. Однако почти все страны НАТО отказались от участия в данном мероприятии. Сделали они это недобровольно, под нажимом Вашингтона.

США давно приступили к разработке новых ракет средней дальности. Мы будем вынуждены предпринять меры, о чем неоднократно говорило российское руководство, для поддержания баланса сил, если американцы пойдут по пути их развертывания. Однако мы не станем размещать свои наземные РСМД, когда они будут созданы, до тех пор, пока в соответствующих регионах не появятся американские ракеты аналогичного класса. Считаем это важным проявлением доброй воли. Делаем все для поддержания предсказуемости и сохранения возможностей продолжить диалог, когда и если до этого «дозреют» в Вашингтоне.

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с докладом США о соблюдении соглашений и обязательств в области контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения (КВРН), 5 мая 2019 года

Выход США из ДРСМД

Вопиющим примером целенаправленного расшатывания системы контроля над вооружениями стал давно задуманный Вашингтоном и только теперь реализованный на практике слом ДРСМД. Причём это сделано под надуманным и провокационным предлогом «нарушения» Россией данного соглашения.

2 февраля 2019 г. США инициировали официальную процедуру выхода из ДРСМД (завершится 2 августа 2019 г.), приостановив на этот период выполнение своих обязательств по Договору и заявив об активизации уже проводившихся на тот момент работ по созданию ракетных вооружений, запрещённых данным соглашением.

Таким образом, остались неурегулированными многолетние российские претензии к США в контексте выполнения ими Договора. Они заключаются в следующем:

 

  • с 1999 г. российская сторона неизменно ставит перед американской стороной вопрос об имеющихся у нее веских основаниях полагать, что в ходе испытаний, заявляемых как противоракетные, США уже долгое время осуществляют поддержание и развитие своего технологического потенциала в сфере баллистических РСМД наземного базирования путём его отработки на широком спектре так называемых «ракет-мишеней», которые зачастую испытываются даже без поражающего воздействия на них противоракет, т.е. фактически тестируются как средства доставки оружия по смыслу ДРСМД;

 

 

  • с 2001 г. российская сторона постоянно указывает на неправомерный односторонний вывод американской стороной из-под охвата ДРСМД тяжёлых ударных беспилотных летательных аппаратов, полностью подпадающих под содержащееся в Договоре определение крылатой ракеты наземного базирования (КРНБ) и способных решать задачи, сопоставимые с РСМД;

 

 

  • с 2014 г. указываем на прямое нарушение Договора – наземное развёртывание на европейских объектах глобальной ПРО США в составе комплексов «Иджис Эшор» универсальных пусковых установок МK-41, позволяющих осуществлять боевое применение крылатых ракет средней дальности «Томагавк» и других ударных ракетных средств класса «земля-земля» / «поверхность-поверхность».

 

Продолжая игнорировать все российские озабоченности, но ощущая шаткость своих позиций, Вашингтон в последние годы сфокусировался на тиражировании бездоказательных обвинений в адрес России в связи с развёртыванием якобы не соответствующей Договору крылатой ракеты наземного базирования (КРНБ). Подменяя нормальный экспертный диалог недомолвками и намёками, США только через четыре года после начала обсуждения данной проблемы удосужились хотя бы указать на конкретную ракету в российском арсенале – КРНБ 9М729.

Истинное положение дел состоит в том, что Россия не допускала никаких нарушений ДРСМД, а ракета 9М729 не разрабатывалась и не испытывалась на запрещённую по Договору дальность, а значит, она полностью соответствует российским международным обязательствам. Терпеливо разъясняли это американским коллегам, которые так и не смогли представить никаких доказательств в обоснование своих беспочвенных обвинений.

Выдвинутые Россией в декабре 2018 г. – январе 2019 г. инициативы по урегулированию имеющихся претензий на основе конкретных и реалистичных мер взаимной транспарентности были отклонены американской стороной даже без попытки уточнить их детали. Была отвергнута сама идея о возможности встречных шагов.

Тем не менее, с российской стороны была предпринята еще одна попытка создать основу для разрешения кризиса вокруг ДРСМД. 23 января 2019 г. Россия в порядке доброй воли провела для представителей иностранных государств показ и подробный брифинг по ракете 9М729. Наглядно продемонстрировали, что указанная система по своим характеристикам просто не могла быть испытана на дальность свыше 500 км. Однако представители США и большинства остальных стран НАТО, которые под грубым давлением Вашингтона также выражают озабоченность в отношении ракеты 9М729, отказались от участия в этом беспрецедентном по транспарентности мероприятии.

Несмотря на сигналы с российской стороны о целесообразности продолжить диалог, готовности к этому с американской стороны проявлено не было. Вместо этого США сделали выбор в пользу заведомо неприемлемых требований, угрожая выходом из Договора.

Отказавшись от поиска рациональных развязок, прибегнув к тактике откровенного шантажа и выдвижения ультиматумов, Вашингтон при поддержке союзников по НАТО целенаправленно завёл ситуацию в тупик и отсёк пути к спасению ДРСМД.

В США объявлено о планах в текущем году приступить к испытаниям запрещённых по ДРСМД ракетных вооружений. Представители военного ведомства США публично рассуждают о том, что перспективные наземные РСМД существенно повысят «гибкость военного потенциала» США и «оперативного планирования» применительно к региональным ТВД – прежде всего, в АТР. Таким образом, дело планомерно ведётся к дестабилизирующим развёртываниям, которые чреваты гонкой вооружений, подрывом стратегической стабильности и международной безопасности.

В этих условиях 2 февраля 2019 г. Президент России В.В.Путин заявил, что российская сторона будет вынуждена дать «зеркальный» ответ на действия США, включая приостановление выполнения ДРСМД и осуществление НИОКР в ракетной области для поддержания баланса сил в данной сфере. Тем не менее, Президентом было подчёркнуто, что если дело дойдёт до необходимости создания в России подобных систем, то размещать их не будем до тех пор, пока в соответствующих регионах не появятся американские вооружения данного класса.

Эта односторонняя мера сдержанности и поддержания предсказуемости направлена в т.ч. на сохранение «окна возможностей» для возобновления диалога, если и когда к нему будут готовы США.

Выдержка из интервью Постоянного представителя России при международных организациях в Вене М.И.Ульянова международному информационному агентству "Россия сегодня", 6 февраля 2019 года

Вопрос: Президент США Дональд Трамп сообщил в пятницу, что Вашингтон 2 февраля начинает процедуру выхода из ДРСМД. Его российский коллега Владимир Путин в субботу заявил, что РФ зеркально ответит на решение США и тоже приостанавливает участие в договоре. Почему Москва приняла такое решение?

Ответ: Ответ на ваш вопрос, я думаю, очевиден. Если США, судя по всему, взяли курс на слом договора, если они отказываются от диалога, если поиск переговорного решения подменяется ультиматумом, то надо реагировать. Тот подход, который изложил президент России 2 февраля, как раз и является такой адекватной и достойной реакцией на сложившуюся ситуацию. Россия не закрывает дверь для дальнейших переговоров, но без угроз и излишних эмоций, спокойно и взвешенно предпринимает строго соразмерные, по сути зеркальные, военно-технические меры. Если от России ожидали, что она будет оправдываться или поддастся шантажу, то эти надежды не оправдались. Мяч теперь находится на американо-натовской стороне поля. У Вашингтона и НАТО в целом еще есть время пересмотреть свою линию поведения, чтобы сохранить ДРСМД.

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с заявлением Совета НАТО о ситуации вокруг ДРСМД, 4 февраля 2019 года

Ознакомились с заявлением Совета НАТО от 1 февраля с.г. Обратили внимание на то, что оно было выпущено значительно раньше, чем мы получили формальное уведомление Соединенных Штатов Америки о приостановке своего участия в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 г. и начале процедуры выхода из него.

Такая поспешность – не сюрприз для России. Это еще одна демонстрация того, что в альянсе целиком и полностью подстроились под линию Вашингтона, направленную на окончательный слом с огромным трудом создававшейся в течение многих лет системы контроля над вооружениями.

Развал Договора о РСМД будет иметь тяжелые и далеко идущие последствия для всей европейской архитектуры безопасности, о которой в альянсе якобы весьма заботятся, – в том числе для самих союзников США в Европе.

В заявлении Совета НАТО отсутствует элементарная логика: из Договора выходят США, а НАТО собирается «сдерживать» Россию. Напомним, что именно Москва все последние годы настойчиво и последовательно пыталась вывести американскую сторону на конкретный профессиональный разговор с целью укрепления жизнеспособности ДРСМД и сохранения его системообразующей роли для стратегической стабильности.

По инициативе России были проведены брифинги и предприняты другие меры транспарентности, выходящие далеко за рамки обязательств по Договору. По нашему предложению ситуация вокруг ДРСМД была обсуждена на заседании Совета Россия-НАТО (СРН) 31 октября 2018 г., а 25 января с.г. мы организовали в СРН специальный брифинг по этому вопросу на уровне заместителя министра иностранных дел.

К сожалению, страны альянса оказались не готовы к содержательному диалогу по теме пусковых установок «Мк-41», которые размещены в Румынии, а в следующем году появятся и в Польше, в нарушение положений ДРСМД. Эти комплексы интегрированы в систему ПРО НАТО, поэтому альянс также несет прямую ответственность за подрыв Договора.

Если европейские союзники США действительно заинтересованы в сохранении эффективного международного контроля над вооружениями, разоружением и нераспространением, то им бы не следовало слепо идти курсом американской политики, направленной на достижение военного превосходства, а необходимо руководствоваться коренными интересами безопасности и не допустить превращения Европы вновь в арену конфронтации, что станет неизбежным, если США начнут развертывание этого класса ракет.

Россия будет придерживаться такого ответственного подхода.

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на мероприятии по показу представителям аппаратов военных атташе иностранных государств модернизированного ракетного комплекса «Искандер-М» с крылатой ракетой 9М729 в контексте Договора о РСМД, 23 января 2019 года

Так, ещё 15 лет назад США по сути в одностороннем порядке свернули работу Специальной контрольной комиссии (СКК) по Договору, заявив о нежелании продолжать обсуждение уже имевшихся у России на тот момент озабоченностей в отношении соблюдения американской стороной ДРСМД. На том этапе речь шла о производстве и испытании американской стороной первых образцов ударных беспилотников, которые полностью подпадают под содержащееся в ДРСМД определение крылатой ракеты наземного базирования средней дальности. Кроме того, нами ставился вопрос об использовании Пентагоном противоречащим Договору образом так называемых ракет-мишеней, аналогичных по характеристикам наземным баллистическим ракетам средней и меньшей дальности.

В случае с ударными беспилотниками уже тогда было очевидно, что Соединёнными Штатами предпринята неправомерная попытка вывести из-под охвата Договора вооружения, которые способны решать задачи, сопоставимые с возлагавшимися ранее на запрещённые по ДРСМД системы. В части, касающейся ракет-мишеней, мы имели и по-прежнему имеем все основания полагать, что под видом противоракетных испытаний либо одновременно с ними происходит отработка технологического потенциала баллистических ракет наземного базирования средней и меньшей, т.е. запрещённой по Договору дальности.

Пять лет назад в Вашингтоне посчитали необходимым вернуться к разговору с нами по тематике соблюдения ДРСМД. Однако только для того, чтобы голословно обвинить нас в нарушении Договора. Нам было «вменено» производство и испытание крылатой ракеты наземного базирования с дальностью свыше 500 км. Но в ходе последовавшего пятилетнего обсуждения в различных форматах, включая СКК, американцы так и не предоставили в обоснование своих утверждений каких-либо данных, позволяющих перейти к профессиональному разбору проблемы.

Характерно, что в течение продолжительного времени они даже отказывались чётко указать на конкретный тип ракеты в российском арсенале, ограничиваясь намёками и недомолвками, а также ссылаясь на некие загадочные разведданные. Лишь около года назад США, наконец, сообщили, что речь идёт о ракете 9М729. Однако так до сих пор и не объяснили нам, на основании каких сведений в Вашингтоне заключили, что данная ракета испытывалась на запрещённую по ДРСМД дальность.

События последнего времени, к которым мы ещё вернёмся, со всей очевидностью указывают на то, что определённые силы в США просто не были заинтересованы в том, чтобы дать нам возможность опровергнуть в ходе технического экспертного диалога свои ошибочные либо сфабрикованные сведения. Ведь это позволило бы раз и навсегда закрыть данный вопрос. Ясно, что соответствующая проблема создавалась и раздувалась отнюдь не для того, чтобы так просто снять её с повестки дня.

Все эти годы Вашингтон по-прежнему не считал нужным воспринимать всерьёз и сколько-нибудь учитывать российские претензии. В 2014 г. к ним добавилась новая озабоченность, имеющая отношение к наземному развёртыванию универсальных пусковых установок Мk-41, позволяющих осуществлять боевое применение крылатых ракет средней дальности «Томагавк». Это прямо запрещено по Договору. Однако добиться от США конструктивного рассмотрения данной проблемы нам также не удалось.

Заведя обсуждение встречных претензий в тупик, США резко обострили ситуацию вокруг ДРСМД безответственной и безапелляционной пропагандисткой кампанией, а также провокационными решениями по финансированию так называемых «ответных» военных программ, которые при дальнейшей реализации пойдут вразрез с требованиями Договора. Недавно американская сторона предприняла новый разрушительный шаг: на высшем уровне было заявлено о намерении Вашингтона выйти из Договора. Практически сразу данное намерение нам подтвердили по двусторонним каналам. При этом было дано чёткое пояснение, что объявленный шаг не является приглашением к диалогу, а соответствующее решение принято по совокупности обстоятельств и является окончательным.

После этого в рамках устроенных американцами политических игр были анонсированы планы «приостановить» со 2 февраля выполнение своих обязательств по Договору, если Россия не устранит предмет своего так называемого «нарушения». В свою очередь, считаем, что в силу отсутствия в действительности каких-либо нарушений ДРСМД с нашей стороны обозначенное Вашингтоном соответствующее обоснование для «приостановки» действия Договора несостоятельно, а само это решение ничтожно с правовой точки зрения. На практике это означает, что на период так называемой «приостановки» Договор продолжит своё действие, оставаясь обязательным для сторон.

Характерно, что в официальных выступлениях представителей Администрации США о планах «приостановить» выполнение ДРСМД, как ранее и в заявлении Президента США Д.Трампа о намерении выйти из Договора чётко прозвучала реальная причина для подобных мер. Она заключается в стремлении Вашингтона обеспечить себе полную свободу рук в выборе средств противодействия тем странам, которые обладают арсеналами наземных ракет средней и меньшей дальности и которые отнесены США к геополитическим противникам и оппонентам.

Таким образом, вынуждены исходить из того, что американская сторона намерена денонсировать Договор вне зависимости от мнения и действий России. Тем не менее, нами была предпринята ещё одна попытка удержать США от деструктивных шагов по отношению к ДРСМД. На фоне созданного американской стороной искусственного цейтнота мы выступили с несколькими инициативами по безотлагательной организации консультаций по всему спектру связанных с Договором вопросов. Предложили провести их в любом удобном для США формате. В результате наших настойчивых обращений в Вашингтоне согласились на проведение двусторонней встречи с участием межведомственных делегаций. Как известно, такая встреча состоялась 15 января в Женеве. Несмотря на предпринятые с российской стороны усилия, она завершилась полным провалом.

Делегация США прибыла на мероприятие с единственной целью – по заранее написанным тезисам констатировать, что Россия отвергает выдвинутый ей ультиматум с требованием односторонних уступок с нашей стороны, предполагающих проверяемое уничтожение всех ракет 9М729, их пусковых установок и вспомогательного оборудования. Разумеется, такой подход не имеет ничего общего с добросовестной попыткой выйти на устраивающие обе стороны развязки и абсолютно неприемлем для нас по своей сути и содержанию. Вашингтону об этом прекрасно известно.

Со своей стороны работали в Женеве, исходя из чёткого намерения добиться прогресса в урегулировании на основе взаимности встречных претензий сторон. Ради нахождения реалистичных и работоспособных решений и, соответственно, путей спасения Договора, мы заявили о готовности в духе доброй воли и на основе принятого у нас политического решения пойти на беспрецедентную транспарентность за рамками наших обязательств по ДРСМД. В частности, предложили организовать для американской стороны показ и брифинг по ракете 9М729 и её пусковой установке. В качестве ответного шага предложили США совместно подумать над мерами транспарентности в отношении средств, являющихся предметом российских озабоченностей. Обозначили конкретные опции. Убеждены, именно такие конструктивные действия сторон открывали бы путь к сохранению Договора, чего ждёт от обеих наших стран, без преувеличения, всё мировое сообщество.

Однако наша инициатива была с порога отвергнута. Представители Вашингтона даже не захотели вникать в существо и нюансы наших предложений.

По итогам встречи стало понятно, что для США она была простой формальностью. Подтвердилось, что все решения в Вашингтоне давно приняты. Об этом свидетельствуют и другие действия США в рамках планомерных усилий по продвижению к слому Договора. Не секрет, что уже в течение продолжительного времени в США полным ходом проводятся НИОКР по различным ракетным системам, создание которых противоречило бы духу и букве ДРСМД. По имеющейся информации, корпорации военно-промышленного комплекса США давно и активно развивают соответствующий потенциал для производства новых ракетных вооружений.

В частности, на заводе корпорации «Рейтеон» в г.Тусон, штат Аризона, с июня 2017 г. проводятся масштабные мероприятия по совершенствованию его материально-технической базы. В результате производственные мощности завода уже увеличились на 44 % (с 55 до 79 тысяч кв.м). При этом строительные работы продолжаются. Данный завод является крупнейшим многопрофильным предприятием ракетно-космической отрасли и способен выпускать практически все типы ракетного оружия, в т.ч. крылатые ракеты средней и меньшей дальности. Примечательно, что о финансировании работ по расширению производственной базы завода Тусон и планируемом увеличении численности его сотрудников на 2 тыс. чел. в «Рейтеон» заявили ещё в 2016 г.

В условиях, когда американская сторона так и не дала нам возможность на деле доказать нашу правоту в двустороннем формате, мы посчитали необходимым сделать это публично и с привлечением военных специалистов из заинтересованных стран. На сегодняшнее мероприятие приглашены представители государств ОДКБ, БРИКС, ЕС и НАТО, а также некоторых других европейских и азиатских стран. Ставим перед собой задачу дать возможность зарубежным экспертам самостоятельно составить для себя объективную картину.

Сегодня наши коллеги из Минобороны России продемонстрируют, что ракета 9М729 не могла испытываться на запрещенную по Договору дальность в диапазоне от 500 до 5500 км. Она для этого не разрабатывалась.

Разумеется, с учётом открытого характера нашего мероприятия мы не сможем вдаваться в те подробности, которые могли бы стать предметом для обсуждения в рамках конфиденциального экспертного диалога с США и, соответственно, в ходе аналогичного показа и брифинга для американской стороны, от которого она отказалась. Тем не менее, убеждены, что представленной сегодня информации и визуального осмотра модернизированного ракетного комплекса «Искандер-М» с крылатой ракетой 9М729 будет более чем достаточно для формирования непредвзятого представления по данной ракетной системе, подтверждающего неоспоримость нашей позиции.

Рассчитываем, что предоставленные нами объективные технические данные и высказанные аргументы подвигнут к активизации те мыслительные процессы в США, которые могут позволить дать ещё один шанс диалогу в целях сохранения ДРСМД. Со своей стороны по-прежнему готовы к такой работе. Она должна вестись с обязательным взаимным учётом интересов и озабоченностей обеих сторон и без контрпродуктивных ультиматумов. Договор должен быть сохранён. Выбор – за американской стороной.

Спасибо за внимание. Передаю слово нашим коллегам из Министерства обороны Российской Федерации.

Брифинг заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова по ситуации вокруг Договора о РСМД, Москва, 26 ноября 2018 года

После публичных заявлений президента США Д.Трампа о намерении Вашингтона в одностороннем порядке выйти из ДРСМД к данному сюжету приковано пристальное внимание политиков, дипломатов, других профильных экспертов и всего международного сообщества. В мире растёт осознание тех рисков и угроз, которые данное опрометчивое решение способно повлечь не только для региональной, но и в целом глобальной международной безопасности и стабильности.

Проводя этот брифинг, мы хотели, прежде всего, предоставить возможность широкой аудитории получить «из первых рук» неискажённое представление о российских подходах к проблематике ДРСМД во всей их полноте. Не менее важно для нас представить международной общественности реальную картину происходящего вокруг Договора. Это имеет принципиальное значение с учётом того, что информационное пространство наполнено недобросовестными интерпретациями, досужими домыслами и откровенно ложными сведениями.

Так, в рамках пропагандистской кампании в оправдание своего решения денонсировать ДРСМД американская сторона принялась с ещё большим напором обвинять Россию в нарушении Договора. Помимо нечистоплотных попыток создать ложное впечатление, будто бы несоблюдение Россией ДРСМД является доподлинно установленным фактом, в Госдепартаменте США не менее беспардонно стараются умалить значение и обоснованность многолетних российских озабоченностей относительно выполнения Договора самими Соединёнными Штатами. Более того, вбрасывается недостоверная информация о развитии и содержании диалога между сторонами по встречным претензиям.

США используют в данном случае свой традиционный приём, который в последнее время применяется ими всё чаще. Сфабрикованные обвинения носят нематериальный характер, соответственно, они не требуют, на взгляд Вашингтона, подтверждения, а опровергать их крайне трудно в силу их оторванности от фактов. При этом союзники и ближайшие партнёры США вынуждены поддерживать их из соображений политической лояльности, евроатлантической и иной солидарности.

Значение и недостатки Договора

В год 30-летия со дня вступления в силу ДРСМД не могу не сказать в начале несколько слов о самом Договоре. Полагаем, что три десятилетия – достаточный срок, чтобы попытаться дать оценку, претендующую на объективность.

Не подлежит сомнению, что в своё время Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности имел во многом определяющее значение для выстраивания евроатлантической архитектуры безопасности на фоне вхождения в новый исторический период. Это было знаковое соглашение, сыгравшее в дальнейшем большую роль при переформатировании геополитического ландшафта в Европе и межгосударственных отношений ключевых акторов этого региона.

В конкретном плане по итогам реализации ДРСМД в арсеналах сторон исчез целый класс, а точнее говоря, два класса ядерных вооружений: баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней дальности, т.е. от 1001 до 5500 км, и меньшей дальности, т.е. от 500 до 1000 км. Кроме того, ликвидированы пусковые установки этих ракет, связанные с ними вспомогательные сооружения и оборудование, операционные базы.

Существуют разные «школы мысли» относительно того, в полной ли мере соглашение обеспечило равнозначную взаимную выгоду для сторон. Наверное, здесь может быть поле для экспертной дискуссии. Однако несомненно, что благодаря ДРСМД был внесён весомый вклад в укрепление международной безопасности и стабильности. Договор также стал важным шагом на пути к ядерному разоружению.

Наряду с этим данное соглашение – продукт своей эпохи. Оно во многом отражает реалии конца 80-х годов прошлого века. Отличительной особенностью Договора является его бессрочный характер. Авторы ДРСМД справедливо полагали, что в обозримой на тот момент перспективе это будет работать на повышение предсказуемости и обеспечение сдержанности в военно-политической сфере.

Однако жизнь не стоит на месте, и с течением времени неизменность Договора в том виде, как он был составлен и заключён, не раз давала повод задуматься над его соответствием изменяющимся условиям безопасности. В разное время такие вопросы возникали у политиков и экспертов России, США и других стран. По мере развития событий, в т.ч. в области ракетного распространения, становилось всё более очевидно, что режим Договора нуждается в укреплении.

Именно поэтому в октябре 2007 г. Россия выдвинула инициативу о придании обязательствам по ДРСМД глобального характера, а в феврале 2008 г. представила основные элементы соответствующей международно-правовой договорённости, которая была бы открыта для широкого присоединения. Однако эта инициатива не получила тогда поддержки со стороны ракетнозначимых стран. В Вашингтоне, где поначалу присоединились к нашей идее, также быстро утратили к ней интерес.

В то же время основные проблемы и риски для Договора оказались связаны с многолетними действиями американской стороны вразрез со своими обязательствами по соглашению. Считаем эту тему принципиально важной вне зависимости от дальнейшей судьбы Договора.

Кроме того, наличие в ДРСМД некоторых недостаточно чётких положений может давать повод для их превратного толкования. Определяющим здесь является добросовестное отношение и политическая воля стран-участниц по поддержанию соглашения в жизнеспособном состоянии. Разумеется, такой подход должен быть взаимным.

Как бы то ни было, с учётом всего комплекса факторов, влияющих на безопасность и стратегическую стабильность, Россия сохраняет полную приверженность Договору как важному элементу архитектуры евроатлантической безопасности. Выступаем за сохранение ДРСМД в условиях строгого его соблюдения американской стороной.

В этом контексте готовы вновь со всей ответственностью подтвердить, что мы отвергаем любые домыслы относительно того, что нами якобы были допущены нарушения данного Договора.

Американская претензия – 9М729

Абсолютно не приемлемы как сами безосновательные и голословные обвинения в наш адрес со стороны США, так и та безапелляционная манера, в которой они озвучиваются на публику.

Как известно, претензии США в адрес России базируются на измышлениях о том, что одна из российских крылатых ракет наземного базирования (КРНБ) испытывалась на дальность, запрещённую по ДРСМД для такого класса ракет. Американская сторона подаёт дело так, будто бы она предоставила нам «более чем достаточно информации», включая «исчерпывающий объём детальных данных». Это, дескать, позволяло России чуть ли не с самого начала обсуждения проблемы в полной мере уяснить её существо, а также все технические нюансы, необходимые для того, чтобы сразу же приступить к её устранению. Более того, США утверждают, что Россия долгое время отрицала сам факт наличия у неё ракеты, на которую якобы последовательно и чётко указывал Вашингтон. В итоге, мол, Соединённые Штаты «вынудили» нас признать её существование и предоставили «убедительные свидетельства» российских «нарушений».

Всё это абсолютно не соответствует действительности и является очевидной попыткой США исказить реальность. В Вашингтоне, похоже, решили воспользоваться тем, что ввиду конфиденциального характера российско-американского экспертного диалога публичные комментарии с нашей стороны вынужденно не содержали некоторых подробностей. Принимая во внимание агрессивное поведение США в информационном пространстве по теме ДРСМД, готовы раскрыть сейчас некоторые детали.

С точки зрения формальной логики и с учётом опыта нескольких десятилетий российско-американского взаимодействия в области контроля над ракетными вооружениями абсолютно ясно, что для начала предметного разбирательства по поднятому американской стороной вопросу от США требовалось предоставить информацию по трём ключевым аспектам. Во-первых, чётко назвать ракету, вызывающую подозрения. Во-вторых, указать на конкретные испытательные пуски, в ходе которых, по мнению США, были нарушены наши обязательства по ДРСМД. В-третьих, и это самое главное, предоставить объективные данные, на основании которых был сделан вывод о том, что в ходе испытаний дальность полёта ракеты превысила разрешённую по Договору. Только комплексное рассмотрение этих трёх элементов открывает дорогу к профессиональному разбору ситуации специалистами и устранению возможных неясностей.

Именно такого серьёзного подхода к обсуждению проблемы мы были вправе ожидать от Вашингтона уже в начале разговора, т.е. ещё пять лет назад. Поэтому последовательно и терпеливо запрашивали у США обозначенную выше информацию. Однако в Вашингтоне избрали принципиально иной путь. Первоначально со стороны США звучали лишь невнятные намёки. Затем нам были переданы минималистичные и донельзя заобщённые данные, к которым эпизодически, раз в год, стали добавляться крупицы обозначенной американцами картины, сохранявшей, тем не менее, размытые очертания.

Что касается указания на конкретную ракету в российском арсенале, то сперва американская сторона попросту апеллировала к будто бы имеющейся у нас некоей КРНБ с параметрами дальности в пределах 500-5500 км, которые якобы были подтверждены в ходе испытаний на полигоне «Капустин Яр».

Через некоторое время нам дали понять, что в Вашингтоне готовы назвать, а затем и прямо назвали российские предприятия, участвующие в производстве «проблемной» для США ракеты. Речь шла, прежде всего, о «Новаторе» – широко известном разработчике множества уже стоявших на вооружении и перспективных ракет различного назначения.

Ещё через пару лет американская сторона обозначила тип шасси той пусковой установки (ПУ), на которой размещается искомая КРНБ. При этом было названо универсальное шасси, на базе которого разработано, модернизируется и проектируется целое семейство ПУ ракетных вооружений разных видов и классов.

В какой-то момент США вбросили в публичное пространство самостоятельно присвоенный ракете в рамках собственной классификации индекс SSC-8. Примечательно, что этот «вброс» произошёл путём «слива» в СМИ. Никаких значимых разъяснений относительно данного индекса мы не получили. Тем не менее, США продолжали оперировать этим обозначением вплоть до декабря 2017 г.

Нам также передали «скрин-шот» с коммерчески доступного сайта спутниковых снимков, на котором угадывались контуры элементов ПУ, и озвучили координаты соответствующей площадки на полигоне «Капустин Яр». Именно там, по информации США, осуществлялись испытания обсуждаемой российской ракеты. Разъяснили американцам, что в указанном районе проводились испытательные пуски ракет различного назначения и различных классов с использованием различных видов ПУ. При этом неизменно и в полном объёме соблюдались требования ДРСМД.

В ходе многолетних дискуссий США упорно отказывались сообщать нам о тех эпизодах испытательной деятельности, которые, как мы понимаем, вызвали вопросы у Вашингтона. Продолжали ссылаться на обширный временной период в несколько лет, в течение которого якобы испытывалась «неправильная», по их мнению, ракета. В какой-то момент нам вообще было предложено обозначить сроки всех испытаний ракет подобного класса за этот многолетний период для того, чтобы американская сторона выбрала из них даты «сомнительных» пусков. Разумеется, отвели столь интрузивный заход.

Таким образом, нам долгое время предлагалось самостоятельно сложить «пазл» из разрозненных и полученных в разное время элементов, а затем самим назвать ракету, которая, по мнению США, не соответствует ДРСМД. То есть фактически признаться в нарушении, которого мы не совершали.

Разумеется, мы не стали раскрывать Вашингтону чувствительную информацию о российских ракетных разработках ради бессмысленных попыток идентифицировать среди них ракету по признаку её якобы несоответствия ДРСМД. Заявили американцам, что не станем заниматься «гаданием на кофейной гуще». Мы все свои вооружения прекрасно знаем. Как знаем и то, что среди них нет тех, которые противоречат нашим договорным обязательствам. Продолжаем настаивать на этом и сейчас.

При этом наши последовательные обращения о предоставлении всех ключевых данных по предмету американской претензии в комплексе с фактами в её обоснование по-прежнему американцами игнорировались. В ответ мы год за годом слышали одну и ту же фразу – у нас, мол, есть надёжные сведения, но предоставлять их не станем.

Только в декабре 2017 г. американцы, наконец, указали на искомую ракету в российском арсенале, назвав индекс 9М729. Причём вновь продемонстрировали несерьёзное отношение к диалогу с нами, сначала озвучив этот индекс на закрытом экспертном мероприятии (без какого-либо нашего участия), после которого он разошёлся по твиттер-лентам американских НПО. Только затем эта информация была подтверждена нашему послу в Вашингтоне. Однако сделано это было лишь за несколько дней до очередной сессии Специальной контрольной комиссии по Договору. Вероятно, ставилась цель внести в последний момент сумбур в подготовку российской делегации к работе.

Тем не менее, это не помешало нам предметно отреагировать. Сообщили американцам, что в ВС России действительно имеется ракета наземного базирования 9М729. Она является модернизированным вариантом ракеты для комплекса «Искандер-М». Модернизация данной ракеты имеет отношение, прежде всего, к её боевой части. Проинформировали американскую сторону, что 18 сентября 2017 г. на полигоне «Капустин Яр» в рамках учений «Запад-2017» был произведён учебно-боевой пуск ракеты 9М729 на максимальную дальность. Она пролетела менее 480 км. Особо акцентировали, что указанная ракета, так же как и предыдущие её варианты, не разрабатывалась и не испытывалась на дальность, запрещённую Договором.

После того, как американская сторона сфокусировала, наконец, дискуссию на конкретной ракете с индексом 9М729, завязался «технический» информобмен, в ходе которого нами были получены несколько вопросников. Многие вопросы далеко отстояли от существа обязательств России по Договору и были нами обоснованно восприняты в качестве попытки просветить наши наработки по ракетной технике. Тем не менее, мы посчитали возможным проявить в духе доброй воли допустимую транспарентность в части, непосредственно касающейся ракеты 9М729, хотя она и не попадает в сферу охвата Договора ввиду её дальности. При этом во многом вышли за рамки того, что требуется от нас по ДРСМД.

В частности, сообщили американской стороне, что указанные ею ранее рамочные сроки испытательной деятельности в отношении ракеты 9М729 неверны. Обозначили реальные временные рамки. Дали разъяснения относительно ошибочных представлений Вашингтона о видах ПУ, с которых осуществлялись испытания.

По характеру американских вопросов создавалось впечатление, что США находятся в некоем «творческом поиске». Обратило на себя внимание, что они так ни разу и не конкретизировали свои подозрения относительно дальности ракеты 9М729 и продолжали ссылаться исключительно на максимально допустимый по Договору разброс от 500 до 5500 км. Кроме того, предположили, что российская сторона могла осуществлять полигонные испытания ракеты с меньшим объёмом топлива, чем предусмотрено конструкцией. Со своей стороны подсветили особенности топливной системы нашей ракеты, исключающие подобные эксперименты.

В свою очередь, российская сторона последовательно продолжала добиваться от США всей необходимой конкретики по их претензиям. В конечном итоге американцы всё-таки назвали даты испытательных пусков, которые вызвали у них подозрения. Однако сделано это было не только спустя пять лет после начала разговора, но и за пять дней до объявления Д.Трампом о намерении выйти из Договора. Примечательно, что на момент этого объявления были практически готовы наши ответы на последний по времени вопросник США по ракете 9М729. По-видимому, задача получить нашу содержательную реакцию на эти запросы Соединёнными Штатами уже на тот момент не ставилась. Это лишний раз продемонстрировало, что наша транспарентность никак не влияет на принимаемые в США решения, что там давно всё для себя решили, а от России ждут только заявлений о признании собственной вины.

Подведём итог в этой части. Из трёх запрошенных Россией несколько лет назад ключевых технических блоков данных первый (т.е. чёткое указание на ракету) представлен меньше года назад, второй (а именно даты пусков) обозначен месяц назад, а третьего и самого главного элемента, связанного с фактологическим обоснованием претензий США, мы так и не получили. Таким образом, в ходе пятилетнего обсуждения этой проблемы нам не было предъявлено ровным счётом ни одного реального доказательства нарушения нами Договора.

Нам трудно судить о том, из чего именно выросли американские обвинения. С учётом постоянных ссылок США на некие «закрытые сведения» это могла быть как услужливая подгонка разведданных под политический заказ, так и ошибочные оценки самих разведывательных структур. Прецеденты и того, и другого нам хорошо известны. В любом случае, ссылки на «закрытую информацию» не могут быть основой для продуктивного разговора. Решать таким образом серьёзные вопросы в области контроля над вооружениями не получается.

В целом же, уклончивая манера вести разговор на фоне развязанной Соединёнными Штатами провокационной публичной кампании по обвинению России в нарушении ДРСМД убеждает нас, что истинные цели американской стороны весьма далеки от укрепления жизнеспособности Договора.

Российские претензии – ударные БПЛА

Со своей стороны проявили максимум долготерпения, добиваясь в течение многих лет устранения очевидных нарушений ДРСМД самими Соединёнными Штатами.

В частности, это относится к проблемному вопросу, связанному с американскими беспилотными летательными аппаратами (БПЛА), имеющими ударный потенциал. Впервые данный вопрос был нами поставлен в Специальной контрольной комиссии по Договору ещё в начале 2000-х годов, когда состоялось первое испытание американского ударного БПЛА «Предатор», включавшее поражение наземных целей с задействованием ракетного оружия. Это означало, что в США создано вооружение, которое однозначно подпадает под охват ДРСМД.

Дело в том, что некоторые типы ударных БПЛА полностью соответствуют содержащемуся в Договоре определению термина «крылатая ракета наземного базирования». В соответствии с Договором КРНБ означает крылатую ракету наземного базирования, которая является средством доставки оружия. А сам термин «крылатая ракета» определяется как беспилотное, оснащённое собственной двигательной установкой средство, полёт которого на большей части его траектории обеспечивается за счёт использования аэродинамической подъёмной силы. Хотят того наши коллеги в Вашингтоне или нет, но именно таким образом было сформулировано соответствующее положение в Договоре, а значит, стороны не могут и не должны это игнорировать.

При этом мы не фокусируемся исключительно на юридических тонкостях, а стараемся также смотреть вглубь проблемы. Так, значимым фактором является то, что по сути создан новый класс вооружений, сопоставимый по боевым возможностям с КРНБ и способный решать задачи, сходные с возлагавшимися ранее на запускаемые с земли ракеты средней и меньшей дальности.

В свою очередь, США преподносят ударные БПЛА в качестве средств, принадлежащих к другому классу систем военного назначения. Ссылаются на то, что в отличие от крылатых ракет «беспилотники» не используют пусковую установку и являются средствами, возвращаемыми в пункт постоянной дислокации после выполнения задания.

Таким образом, США пытаются вывести из-под охвата Договора не сообразующимся с его положениями способом целый класс вооружений, аналогичный по своей природе ракетам средней и меньшей дальности по смыслу ДРСМД. Такой подход явно противоречит целям Договора. Особенно если принять во внимание внушительные масштабы флота ударных «беспилотников», имеющихся в настоящий момент на вооружении у США.

Уместно напомнить, что в определении термина «КРНБ», зафиксированном в Договоре, упоминания о пусковых установках, а также об однократности или многоразовости использования отсутствуют. Поэтому позиция США противоречит букве и духу ДРСМД и представляет собой одностороннюю и недобросовестную интерпретацию договорных положений.

Несмотря на наши многолетние обращения, США упорно отказываются решать данную проблему в договорном поле, фактически игнорируя российскую озабоченность.

Вместо этого в последнее время американцы начали указывать на ведущиеся в России разработки «беспилотников» ударного типа. Дескать, это подтверждает, что мы на деле разделяем подходы США к данному вопросу. Это не так уже хотя бы потому, что в России не развёрнуты системы указанного класса, имеющие запрещённую по Договору дальность. Что касается ведущихся разработок, то возвращаем здесь американским коллегам их же логику в отношении проводимых ими военных программ – НИОКР по Договору не запрещены. Принимать гипотетические решения о дальнейшем развитии беспилотных систем Россия будет с учётом примерно 18-летней истории безуспешных попыток урегулировать данный вопрос с США в контексте ДРСМД и действий Вашингтона по подготовке к выходу из Договора.

Российские претензии – ракеты-мишени

Также нерешённой остаётся проблема, связанная с масштабными программами Пентагона по задействованию так называемых ракет-мишеней в испытаниях, заявляемых как противоракетные. Эта тема является самой застарелой из российских озабоченностей в контексте ДРСМД и имеет примерно 20-летнюю историю. Её суть в том, что у нас есть все договорные и практико-технические основания подозревать США в том, что под видом указанных программ они отрабатывают вопросы поддержания и развития технологий, производственного потенциала, а также аспекты боевого применения запрещённых по ДРСМД баллистических ракет средней и меньшей дальности.

Под предлогом испытания информационных систем ПРО Пентагоном осуществляется множество пусков различных ракет-мишеней, а по сути неких ракетных средств на дальность в диапазоне от 500 до 5500 км без поражающего воздействия на них при помощи противоракетных средств и с полным циклом полёта – т.е. от старта до падения возвращаемой полезной нагрузки. При этом такая полезная нагрузка имеет все признаки боевых блоков и зачастую включает маневрирующие боеголовки, блоки с ложными целями и т.д.

Разрабатывая т.н. «мишени для целей ПРО», США в первую очередь создают ракеты, дальность полёта, скоростные характеристики, система управления, массогабаритные параметры боевой части которых идентичны ракетам, подпадающим под ограничения ДРСМД. На деле такая ракета становится мишенью только после того, как по ней был произведён пуск противоракеты, а этого зачастую не происходит. До момента пуска ракеты-мишени в целях её перехвата, а именно при её создании, транспортировке и эксплуатации в подразделениях ВС, данное средство следует рассматривать как обычную баллистическую ракету.

Тем не менее, американская сторона утверждает, что ракеты-мишени не являются средством доставки оружия, так как не испытываются в этом качестве, а значит не подпадают под запрет в Договоре при условии соблюдения заложенных в него соответствующих ограничений. В частности ссылаются, что в соответствии с Договором будто бы задействуют такие ускорительные средства исключительно «в целях исследований и разработок для испытания объектов», но не самих ускорительных средств.

Не можем согласиться с этим доводом, поскольку пуски ракет-мишеней без их перехвата по своей природе неотличимы от испытаний средств доставки оружия. Таким образом, у нас есть все основания рассматривать подобную деятельность как испытания самих ускорительных средств и именно в качестве средств доставки оружия, а значит – как ракет средней и меньшей дальности по смыслу ДРСМД.

При этом американцами не соблюдаются также и другие положения Договора, так как для некоторых ракет-мишеней помимо разрешённых для подобных ускорительных средств стационарных пусковых установок создана подвижная техника, имеющая все признаки запрещённых мобильных ПУ.

Кроме того, в нарушение ограничений по Договору пуски ракет-мишеней в ряде случаев проводятся вне заявленных в рамках ДРСМД полигонов и без предоставления российской стороне предусмотренных в Договоре уведомлений.

При этом американцы явно запутались в собственных данных, передаваемых нам в рамках технического информобмена. Так, на вопрос о том, запускалось ли баллистическое ускорительное средство «Гера» на дальность свыше 500 км, мы в разное время получили два противоположных по смыслу ответа.

Никаких шагов нам навстречу по теме ракет-мишеней США не предпринимали и не предпринимают.

Российские претензии – Мk-41

Другая российская претензия к США имеет не столь долгую, хотя тоже уже многолетнюю историю. Эта проблема выявилась через 10 лет после того, как в результате неконструктивного курса США в 2003 г. была свёрнута работа в Специальной контрольной комиссии, где американцы фактически отказались продолжать обсуждение российских озабоченностей по «беспилотникам» и ракетам-мишеням. В связи с этим возникший в 2013-2014 гг. новый проблемный вопрос, вызвавший у нас, пожалуй, наибольшую тревогу в контексте Договора, мы начали ставить перед США в двустороннем формате.

Речь идёт о наземном развёртывании универсальных пусковых установок Мk-41 в составе комплексов «Иджис Эшор», размещаемых в Европе якобы исключительно для решения противоракетных задач. Однако вопреки Договору упомянутые ПУ позволяют осуществлять боевое применение с земли крылатых ракет средней дальности «Томагавк» и других ударных вооружений. Считаем это прямым и вопиющим нарушением ДРСМД.

Как известно, в соответствии с ДРСМД США в своё время ликвидировали наземную инфраструктуру для крылатых ракет семейства «Томагавк». Данные вооружения изначально создавались в рамках единой программы как универсальное ракетное средство, предполагавшее различные виды базирования. Наземный вариант «Томагавка» и «Томагавк» морского базирования были во многом идентичными ракетами, которые внешне практически не отличались. Эта проблема остро встала в ходе переговоров по Договору. Представители США не спорили с тем, что при перемещении наземной версии «Томагавка» на корабль можно было бы рассматривать её как морскую и наоборот. При этом утверждали, что ключевым элементом в данном случае является не сама ракета, а её ПУ.

В результате вопрос был тогда решён благодаря достигнутому переговорщиками компромиссному пониманию о том, что полное уничтожение наземной инфраструктуры для «Томагавка» способно само по себе надёжно обеспечить отсутствие потенциала для размещения данного типа вооружений на суше при сохранении его морской модификации.

Однако теперь, спустя несколько десятилетий, американская сторона, по сути, восстанавливает такую инфраструктуру на земле. Это происходит вразрез с ДРСМД и вопреки достигнутым при его выработке пониманиям, которые позволили согласовать соответствующие положения Договора именно в том виде, как они были включены в его текст.

Соответственно, мы отвергаем довод американской стороны о том, что ПУ в составе системы «Иджис Эшор» никогда не испытывались для пуска КРНБ запрещённого по Договору типа, а потому они не являются ПУ КРНБ по смыслу Договора. С учётом изложенного выше перемещение ПУ для крылатых ракет «Томагавк» с кораблей на сушу однозначно переводит эти установки в категорию ПУ КРНБ.

Другой американский контраргумент заключается в том, что ПУ комплекса «Иджис Эшор» не аналогичны ПУ Mk-41 морского базирования, а существенным образом от них отличаются. Такое заявление противоречит первичной информации, поступившей от американских военных, а также разработчиков и испытателей комплекса «Иджис Эшор». Тогда сообщалось о том, что наземный и морской варианты данной ПУ «практически идентичны».

Попытки США представить ПУ в составе комплексов «Иджис Эшор», как неспособные к пуску ракет «Томагавк» нас совершенно не убеждают. По внешним характеристикам отличий между указанными ПУ не просматривается. Возможное отсутствие во внутренней компоновке ПУ «Иджис Эшор» обозначенных американской стороной отдельных элементов корабельной ПУ Mk-41 определяющего значения не имеет. Во-первых, у нас нет возможности надёжным образом проверить и подтвердить наличие значимых изменений в конструкции ПУ и быть уверенными в том, что эти гипотетические характеристики сохранятся в будущем.

Во-вторых, элементы, заявленные США как отсутствующие в ПУ комплекса «Иджис Эшор» по сравнению с морским вариантом ПУ Мk-41, незначительны с точки зрения конструктивной целостности установок, а соответствующие изменения, по всей видимости, обратимы в течение короткого времени. Соответственно, отсутствие таких элементов не является достаточным основанием для признания, что ПУ, изначально предназначенная для пуска крылатых ракет средней дальности на дистанцию в диапазоне от 500 до 5500 км, в принципе не способна к решению этих задач. В связи с изложенным рассматриваем ПУ Мk-41, развёрнутые на морских платформах, и ПУ в составе комплексов «Иджис Эшор», как идентичные.

Помимо договорно-правовой стороны данный вопрос имеет для нас и стратегическое измерение. Ведь речь идёт о появлении при поддержке союзников США по НАТО американской ракетной и противоракетной инфраструктуры в непосредственной близости от наших рубежей. Причём в том регионе, где её никогда не было. Ситуация осложняется тем, что США объявили о планах воссоздания потенциала крылатых ракет морского базирования в ядерном оснащении, в роли которых вновь способны выступить «Томагавки», как это уже было раньше. А значит такие ракеты также могут в перспективе оказаться в пусковых ячейках комплексов «Иджис Эшор». Всё это – крайне дестабилизирующие шаги, которые мы не можем оставить без ответа.

Как и по другим темам, по вопросу о Mk-41 мы также не видим от США какой-либо конструктивной реакции, не говоря уже о конкретных предложениях по урегулированию данной проблемы.

Подводя итог, вынуждены констатировать, что ни по одной из российских претензий за многие годы их обсуждения в позиции США не произошло никаких позитивных для нас подвижек. Рассматривать наши озабоченности всерьёз американская сторона отказывается.

Подготовка США к выходу из Договора

Теперь, когда мы разобрались с содержанием взаимных претензий в контексте ДРСМД, вернёмся к теме выхода США из Договора. Заявив об этом публично, американская сторона подтвердила нам свои намерения и в двустороннем формате. Насколько мы понимаем, вопрос лишь в сроках.

Надо сказать, что этот шаг готовился Вашингтоном достаточно явно и методично, и в этом плане он не стал для нас сюрпризом. В Конгрессе США в последние годы активно формировали соответствующую законодательную базу. Разумеется, под предлогом мнимых российских «нарушений».

Этот же предлог, среди прочих, использован Администрацией США для внесения изменений в военно-политические доктринальные установки, в соответствии с которыми Россия наряду с Китаем была по сути определена как основная геостратегическая угроза.

Задолго до обнародования планов по выходу из ДРСМД в США было объявлено о запуске целого ряда военных программ, включая весьма провокационные и явно ведущие к разрушению соглашения. Более того, по сообщениям СМИ, ещё в 2013 г. Пентагоном был подготовлен закрытый доклад для Конгресса США, в котором обозначались варианты ракетных разработок на случай денонсации ДРСМД. Работа над реализацией многих из предложенных в докладе проектов уже давно идёт.

В частности, с одобрения Конгресса запущена программа по созданию комплекса с крылатой ракетой наземного базирования с запрещённой по Договору дальностью. Ведётся разработка баллистических ракет для наземных комплексов с изначально заявленной дальностью 499 км. В дополнение к тому, что данный параметр сам по себе звучит в контексте ДРСМД вызывающе, разработчики в открытую сразу же выразили готовность «при необходимости» нарастить дальность ракеты. Кроме того, объявлено о НИОКР по ракете наземного базирования с планирующим боевым блоком дальностью порядка 2000 км, а также по некоей «гибридной» системе, сочетающей в себе артиллерийскую установку и некие ракетоподобные снаряды, способные преодолевать дистанцию в 1600 км.

Некоторые из этих программ однозначно противоречат ДРСМД. Другие ещё предстоит тщательно проанализировать по мере уточнения их деталей, однако ясно, что они, как минимум, не соответствуют духу Договора, а часть из них – его целям и задачам.

Подлинные причины выхода США из Договора

На этом фоне в заявлениях некоторых официальных представителей США и в многочисленных «агитационных» материалах Госдепартамента, предпринимается попытка сфокусировать всеобщее внимание на том, что якобы именно приписываемые России «нарушения» вынуждают Вашингтон выйти из Договора.

Это смотрится особенно странно на фоне риторики представителей других американских ведомств, включая Совет национальной безопасности, а также заявлений президента США, в которых гораздо более выпукло и недвусмысленно читается иная, подлинная причина этого шага. Через «округлые» формулировки американских коллег фактически неприкрыто проглядывает стремление Соединённых Штатов максимально развязать себе руки и обрести возможность использования неограниченного спектра военных инструментов для полноформатного проецирования силы и оказания военно-политического давления на всех ключевых геополитических оппонентов США в стратегически важных регионах. При этом в Вашингтоне делают особый акцент на АТР, где, по мнению Пентагона, имеются возрастающие трудности с изысканием достаточного военного потенциала для нахрапистого обеспечения американских интересов.

В этом контексте нами отфиксировано, что в новой ядерной доктрине США проект по воссозданию крылатой ракеты морского базирования в ядерном оснащении обосновывается, прежде всего, необходимостью отреагировать на так называемое «несоблюдение» Россией Договора о РСМД. Хотя большинство экспертов «ястребиного» толка, рассуждая о востребованности для США подобных вооружений, опять же указывают отнюдь не на Россию, а, прежде всего, на АТР.

К слову, это означает, что применительно к России подрыв ДРСМД означал бы существенное осложнение ситуации в области безопасности сразу на двух стратегических для нас направлениях – в Европе и АТР. Это не может не вызывать тревоги.

Помимо стремления обеспечить себе военные преимущества на основных ТВД есть и другая причина, подталкивающая США к выходу из ДРСМД и другим дестабилизирующим шагам в стратегической сфере. Дело в превалирующем над всем нежелании Вашингтона договариваться по этому и другим вопросам на основе равноправия и учёта имеющихся у сторон легитимных интересов и озабоченностей. К сожалению, активное неприятие кропотливой дипломатической работы и переговорных решений стало характерным для современных США, которые всё более нервно и импульсивно реагируют на утрачивание ими своего доминирующего положения в нарождающемся полицентричном мире.

Активными сторонниками и очевидными бенефициарами развала ДРСМД являются корпорации американского ВПК. Помимо получения масштабных внутригосударственных военных заказов расчёт также и на расширение международного рынка сбыта, в т.ч. за счёт подрыва конкурентного потенциала российских оборонных предприятий. К тому же их общее ослабление могло бы, как полагают в Вашингтоне, затормозить модернизацию ВС России. Именно на решение этих задач направлено усиление санкционного давления, которому подвергается наш ОПК якобы в «наказание» за производство противоречащих ДРСМД вооружений.

Примечательно, что раскручиваемая Соединёнными Штатами пропагандистская кампания с обвинениями нас в несоблюдении ДРСМД удивительно органично была вписана в общую стратегию Вашингтона по оказанию политического, военного и экономического давления на нашу страну и её всестороннему «сдерживанию» (в значении «containment»).

Большое значение, по-видимому, придаётся Соединёнными Штатами и задачам по консолидации союзников, связка с которыми несколько ослабла. Наверное, трудно придумать более удобный повод для того, чтобы сплотиться перед лицом общей угрозы, чем российские ракеты, будто бы имеющие запрещённую по ДРСМД дальность, а значит, якобы нацеленные на ключевые страны «Старой Европы».

Обратили внимание на сообщения в СМИ, что США уже не первый год и не без успеха убеждают союзников по НАТО проработать возможные варианты военного «реагирования» на фиктивные «российские нарушения» ДРСМД. Это включает некие опции по «расширению ядерного сдерживания». В связи с этим хотели бы предостеречь: такое развитие стало бы крайне дестабилизирующим шагом, который мы будем вынуждены дополнительно учитывать в собственном военном строительстве.

Усилия России в поддержку Договора

На фоне изложенного становится понятно, что возможности России предотвратить разрушение ДРСМД невелики.

Тем прискорбнее, что наши усилия на международных площадках по формированию широкой коалиции стран, совместно выступающих за спасение Договора, пока не приобрели достаточного числа сторонников. В частности, наша попытка вынести на рассмотрение в Первом комитете Генассамблеи ООН проект резолюции в защиту ДРСМД не получила должной поддержки. Вызывает крайнее недоумение, что некоторые страны, на словах выступающие за Договор, под надуманным процедурным предлогом отказались от содержательного обсуждения российского документа, сфокусированного на конструктивном призыве к сохранению и строгому соблюдению ДРСМД.

Мы приняли к сведению, что практически все страны НАТО и Евросоюза выступили против нашего проекта. Именно их голосование привело к тому, что рассмотрение документа было заблокировано. Подобный подход заставляет усомниться в искренности заявлений многих европейских столиц в поддержку Договора и осознании ими всей серьёзности ситуации.

В то же время, благодарны тем странам, которые посчитали важным присоединиться к нашим усилиям в Первом комитете. Особенно выделяем среди них наших союзников по ОДКБ.

Хотели бы также привлечь внимание к принятому 11 июня с.г. на уровне мининдел стран ОДКБ совместному заявлению «О ситуации вокруг ДРСМД». В нём выражается коллективная обеспокоенность в отношении военных программ США, осуществляемых без должного учёта обязательств по Договору, и содержится настойчивый призыв приложить все необходимые усилия для разрешения проблемных вопросов. В принятой 8 ноября с.г. на высшем уровне декларации Совета коллективной безопасности ОДКБ страны-участницы Организации выразили озабоченность в связи с объявлением США о намерении выйти из ДРСМД и выступили за его сохранение. Напомню, что помимо России в ОДКБ представлены ещё две страны-участницы Договора – Белоруссия и Казахстан.

Кроме того, признательны за поддержку нашего проекта резолюции по ДРСМД Китаю, где в полной мере осознают подоплёку принятого в США решения. Ведь трудно не заметить зацикленность, с которой в Вашингтоне подтягивают «китайский фактор» и к тематике ДРСМД. Невооружённым глазом видны и неуклюжие попытки «вбить клин» между Россией и КНР. Сделать это мы, конечно же, не позволим. Тем более что потенциальная накачка Вашингтоном ракетных мускулов в регионе АТР после устранения ограничений по ДРСМД поставила бы перед нашими странами во многом общие вызовы.

При этом мы не намерены спекулировать на грубо вброшенной США теме подключения Пекина к гипотетическим договорённостям в этой сфере. Убеждены, что здесь должны быть исключены любые попытки шантажа – решать подобные вопросы можно только на основе консенсуса и с учётом законных интересов всех сторон.

По нашим контактам с китайскими друзьями и публичным заявлениям представителей КНР знаем, что в Пекине в полной мере разделяют наши опасения в связи с теми пагубными последствиями, которыми чреват развал ДРСМД.

Последствия слома Договора

Наша обеспокоенность связана не только с резко возрастающими рисками для региональной и глобальной безопасности. Эти риски во многом самоочевидны – ведь понятно, что основная угроза заключается в опасности скатывания целых регионов к гонке вооружений, причём на этот раз многосторонней и на новом технологическом уровне.

Серьёзнейшую озабоченность также вызывает и то, что разрушение ДРСМД может спровоцировать ускоренную эрозию всей архитектуры контроля над вооружениями и нераспространения. Так, подрывается концепция Договора о СНВ, который и без того проходит сейчас испытания на прочность ввиду его недобросовестного выполнения американской стороной, которая к тому же целенаправленно создаёт неопределённость по вопросу о продлении действия данного соглашения.

Международному сообществу ещё предстоит оценить, насколько негативно разрушение ДРСМД способно также сказаться на перспективах дальнейшего сокращения ядерных вооружений и обеспечении устойчивости режима Договора о нераспространении ядерного оружия.

В этом контексте нельзя не провести аналогию с денонсацией Договора по ПРО, предпринятой в своё время Вашингтоном в ущерб стратегической стабильности и вопреки призывам подавляющего большинства стран мира. Разрушительные последствия этого шага для наших двусторонних отношений с США, взаимодействия со странами НАТО и в целом для международной безопасности не преодолены до сих пор.

Что дальше?

Многое теперь зависит от того, что США предпримут дальше, т.е. после анонсированного выхода из ДРСМД. Если Вашингтон пойдёт напролом с развёртыванием вновь создаваемых систем вооружений в различных регионах, рост опасной напряжённости в мире станет неизбежным.

Мы не сможем игнорировать потенциальное размещение новых американских ракет на территориях, с которых они будут нести угрозу России и её союзникам. В случае таких развёртываний у американцев появится значительный дополнительный потенциал, позволяющий наносить удары по целям в глубине России. Для нас этот потенциал по своей сути будет стратегическим. Очень не хотелось бы доводить дело до новых «ракетных кризисов». Мы это уже проходили и убеждены, что от развития событий по такому сценарию не выиграет ни одна страна, в то время как всеобщая безопасность однозначно проиграет.

Если же в Вашингтоне переосмыслят свои деструктивные подходы и проявят готовность к конструктивному и по-настоящему предметному диалогу по возможным согласованным шагам в целях урегулирования взаимных претензий по ДРСМД, то нас уговаривать не придётся. Несмотря на то, что, как уже было сказано, Договор не идеален в современных условиях, он по-прежнему сохраняет свою ценность, и мы готовы работать над поддержанием его жизнеспособности. Россия открыта к любым взаимовыгодным предложениям, учитывающим интересы и озабоченности обеих сторон.

Глубоко убеждены, что с учётом актуальных реалий слом одного из ключевых механизмов контроля над вооружениями был бы в корне контрпродуктивен. Кризис доверия приобрёл бы поистине запредельные масштабы и ещё больше осложнил перспективы запуска любого отвечающего интересам России и США и в целом мирового сообщества системного разговора по стратегической проблематике и предотвращению гонки вооружений. По-прежнему придерживаемся позиции, что на фоне накопившихся проблем в этой сфере давно назрел комплексный, равноправный и нацеленный на результат диалог. Наши предложения на этот счёт были переданы ещё на российско-американском саммите в Хельсинки в июле с.г. Хотелось бы рассчитывать, что в Вашингтоне всё-таки будет проявлена политическая воля и США конструктивно откликнутся на нашу инициативу.