28 октября 2021
Москва: 21:29
Лондон: 19:29

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

ПРЕСС-РЕЛИЗЫ И НОВОСТИ

09.07.2021

О ситуации с правами человека в Великобритании. Доклад МИД России, 8 июля 2021 года

Великобритания позиционирует себя эталоном в области поощрения и защиты прав человека, при этом полностью пренебрегая принципами суверенного равенства государств и невмешательства в их внутренние дела. Указывая другим, как себя вести, и воспроизводя избитые, застарелые клише, Лондон пытается замаскировать собственные проблемы, среди которых – комфортное существование организаций, исповедующих неонацистскую идеологию, рост проявлений расизма, дискриминационное отношение к этническим меньшинствам во многих сферах общественной жизни, превышение полномочий и применение пыток сотрудниками правоохранительных органов. Этот список далеко не исчерпывающий. Кроме того, остаются безнаказанными преступления британских военнослужащих, совершённые ими против гражданского населения в ходе военных кампаний в Афганистане и Ираке.

Современная британская политкорректность во многом предпочитает игнорировать болезненный вопрос деятельности в стране организаций неонацистского толка. В большинстве своём они имеют ярко выраженный маргинальный характер и делают упор исключительно на распространении своего влияния в Интернет-пространстве. В то же время наиболее  активные из них отметились проведением резонансных публичных акций в таких крупных городах, как Лондон, Бирмингем, Манчестер, Ливерпуль и Белфаст.

Наиболее заметной ультраправой организацией до недавнего времени являлась основанная в 1982 г. «Британская национальная партия» (БНП). В числе её лозунгов продолжительное время фигурировали такие тезисы, как сохранение ценностей «белой» британской семьи, полное закрытие границы для иммигрантов и репатриация уже прибывших в страну. Нередко сторонники БНП выдвигали антисемитские тезисы, называли Холокост «исторической мистификацией».

Своей целью организация видит объединение мирового и, прежде всего, европейского лагеря ультраправых и по-прежнему пытается претендовать на лидерство в лагере британских националистов. На выборах в Европарламент в 2009 г. БНП получила два места, что является для неё самым высоким политическим «показателем». Однако по причине внутрипартийных разногласий численность официально зарегистрированных членов партии сократилась с 13,5 тыс. человек в 2009 г. до 500 чел. в 2019 г.[147]

Заслуживает внимания и основанная в 2011 г. выходцами из БНП партия «Британия превыше всего». Её сторонники выступают против исламизации Великобритании и массовой миграции в страну. В качестве главной цели ими декларируется «защита традиционного британского жизненного уклада, этнокультурного наследия и христианского вероисповедания». В структуре партии присутствует «боевое крыло», именующее себя «партийными силами обороны».

«Британия превыше всего» отметилась рядом провокационных акций в отношении мусульман в Лондоне, Глазго и Лутоне в 2014 г. В их числе – нападения на мечети, принудительная раздача пропагандистских антимусульманских буклетов, организация акций протеста в непосредственной близости от мест проживания лидеров местных общин. Также в Лондоне были организованы «христианские патрули» численностью до 12 активистов с целью «противодействия исламскому экстремизму». Их действия подверглись осуждению религиозных деятелей, представляющих как мусульманскую общину, так и англиканскую церковь[148].

В последнее время стремительно набирает политический вес Лига английской обороны. Изначально она представляла собой уличное движение, возникшее стихийно в марте 2009 г. как протестная реакция на выступления, организованные исламской группой «Аль Мухаджирун» против парадов возвращавшихся домой из Афганистана британских военнослужащих[149].

Сегодня это неформальное, преимущественно молодёжное движение открыто выступает против «исламизации» страны. Главной формой его деятельности является проведение маршей и демонстраций, организация общественных протестов против строительства новых мечетей и навязываемых британцам атрибутов исламской культуры.

Ежегодно 23 сентября, в день смерти основателя международной неонацистской группировки «Кровь и честь» Й.С.Дональдсона, в Великобритании проводится концерт, посвящённый его памяти. Концерт 2008 г. в Редхилле (графство Сомерсет) получил широкое освещение со стороны «Би-Би-Си», радио и печатных СМИ. Мероприятие, организованное в 2013 г. по случаю 20-летия смерти Й.С.Дональдсона, стало крупнейшим среди подобных в Великобритании за последние 15-20 лет (его посетили, согласно различным оценкам, от 1000 до 1200 неонацистов со всей Европы)[150].

В то же время положительным шагом, несомненно, стало направление 19 апреля 2021 г. министром внутренних дел Великобритании П.Пател в Парламент запроса о запрете неонацистской организации «Atomwaffen Division», продвигавшей идею создания фашистского белого этногосударства. С момента запрета членство в группе будет считаться уголовным преступлением, а виновным будет грозить до 10 лет лишения свободы.

Официальный Лондон декларирует «уважение прав национальных меньшинств, проживающих в стране», заявляет о «предпринимаемых на постоянной основе усилиях по борьбе с дискриминацией, поддержке развития культуры и идентичности меньшинств», всячески подчёркивает «предоставляемые государством гарантии их прав и свобод, в том числе касательно обеспечения доступа к образованию и СМИ, защиты языков нацменьшинств, а также участия в общественной жизни». Однако в реальности картина складывается прямо противоположная.

Выходцы из африканских и азиатских стран, представители этнических меньшинств, а также цыгане сталкиваются с расовой дискриминацией при осуществлении своих прав в таких областях, как здравоохранение, занятость, образование, социальное обеспечение, а также при задержаниях и обысках, в системе уголовного правосудия. Среди представителей этих групп населения фиксируется высокий уровень безработицы, а также профессиональная сегрегация, в результате которой эти люди заняты главным образом на небезопасных и низкооплачиваемых работах.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в августе 2016 г. отмечал, что эти общины по-прежнему сталкиваются с отчуждением и являются объектом негативных стереотипов и стигматизации в средствах массовой информации. КЛРД отмечал сохранение дискриминации в вопросах доступа к медицинским услугам и качества оказываемой медицинской помощи. Также было указано, что вышеупомянутые категории населения по-прежнему составляют непропорционально большую долю среди лиц, проходящих по уголовным делам. Кроме того, этнический состав большинства подразделений полиции в Великобритании не является репрезентативным для общин, которые они обслуживают, особенно в Шотландии. Ещё одной причиной обеспокоенности Комитета стали расистские издевательства и притеснения в школах Великобритании[151].

Значительный резонанс в Великобритании вызвала публикация в августе 2016 г. подготовленного независимой Комиссией по вопросам равенства и прав человека Великобритании доклада о нарушении прав этнических меньшинств[152]. В документе, который местные эксперты называют «самым объёмным обзором ситуации с обеспечением равноправия в стране за всю её историю», отмечается, что представители этнических меньшинств (в первую очередь афробританцы) становятся жертвами преступлений в среднем в три раза чаще, чем белые британцы. Уровень безработицы среди представителей национальных диаспор составляет 12,9 %, что вдвое выше среднего показателя по стране. Отмечена дискриминация на рабочих местах: зарплата чернокожих британцев, имеющих высшее образование, на 23 % ниже среднестатистических окладов. При этом лишь 6 % выходцев из Африки и стран Карибского бассейна поступают в какой-либо из 24 ведущих вузов Великобритании (среди представителей коренного населения этот показатель составляет 12 %, в китайской диаспоре – 11 %). Также указывается на дискриминацию этнических меньшинств при приёме на работу в судебные и правоохранительные органы. В целом в документе делается вывод, что положение представителей национальных диаспор за последние пять лет значительно ухудшилось.

Глава комиссии Д.Айзек заявил в связи с публикацией доклада, что «дискриминация по расовому признаку прочно укоренилась
в Великобритании». По его словам, осуществляемая с 2010 г. государством экономическая политика «не смогла предотвратить дальнейшее ограничение возможностей национальных диаспор». Отмечено, что у представителей нацменьшинств «зачастую складывается ощущение проживания в другой стране», в результате чего они «не идентифицируют себя в качестве британцев, интегрированных в общество».

В марте 2021 г. по заказу правительства Великобритании Комиссия по расовому и этническому неравенству, которая была создана властями страны после волны протестов движения «Black Lives Matter»,  представила свой доклад по данной проблематике. По мнению авторов документа, проявления расизма в Соединённом Королевстве носят индивидуальный, а не институциональный характер[153]. С таким выводом не согласились члены Рабочей группы по вопросам лиц африканского происхождения и Специальный докладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е. Тендаи Ачиуме. Эксперты с возмущением отметили, что в подготовленном правительственной Комиссией исследовании полностью игнорируется роль, которую в обществе сыграло социально сконструированное понятие расы, особенно в том, что касается нормализации расовых злодеяний[154].

Лица африканского происхождения чаще других становятся жертвами противоправных действий британских правоохранительных органов. Данные Службы лондонской полиции, опубликованные в августе 2017 г., показали, что вероятность гибели в результате чрезмерного применения силы служащими правопорядка и последующего отсутствия доступа к надлежащей медицинской помощи среди чернокожего населения и представителей этнических меньшинств, в частности народов Карибского региона, вдвое выше, чем для белых британцев. Несмотря на то, что к африканским и азиатским народам, а также к этническим меньшинствам принадлежат всего 14 % от общего числа населения, их доля среди заключённых составляет 25 %. При этом 40 % предварительно задержанных молодых людей приходится на «цветное» население Великобритании. Правозащитники отмечают, что база данных подозреваемых в участии в объединённых преступных группировках, которую ведет Служба столичной полиции, подвергалась критике в связи с тем, что число молодых чернокожих мужчин в этой базе данных несоразмерно вероятности их связи с преступным миром[155].

Согласно статистическим данным Министерства внутренних дел Великобритании, вероятность того, что лица африканского происхождения или принадлежащие к этническим меньшинствам, будут остановлены полицией в четыре раза выше, чем для остальной части населения. В частности, лиц африканского происхождения органы правопорядка подозревают в наличии наркотических средств почти в девять раз чаще, чем белых, а азиатского происхождения – в три раза чаще[156].

В то же время с 1999 г. британская полиция старается привлекать на службу больше представителей национальных меньшинств с тем, чтобы этнический состав силовых структур пропорционально соответствовал группам населения, в интересах которого осуществляется работа. Однако, как отмечают эксперты, деятельность на этом направлении идёт вяло, что является предметом критики самих представителей этих ведомств. Так, по оценкам главы Национального совета руководителей полиции (координирует работу правоохранительных органов в Великобритании) С.Торнтон, за 20 лет «ни одно из 43 полицейских управлений в Англии и Уэльсе не достигло поставленных целей – в лучшем случае прогресс в этом вопросе наметится не раньше 2052 г.»[157].

Продолжает ухудшаться ситуация с дискриминацией по расовому признаку в системе ювенальной юстиции. По оценкам на февраль 2019 г., количество чернокожих лиц в возрасте от 15 до 21 года, содержащихся в детских исправительных учреждениях, составило 51 % от общего числа молодых заключённых (в 2017 г. – 40 %). По словам экспертов, причиной этому послужил комплекс факторов, среди которых уменьшение финансирования местных властей, полиции, служб психиатрической помощи, увеличение случаев конфискации жилого имущества у африканских семей и т.д.[158]. Дети выходцев из стран Карибского бассейна в 3,5 раза чаще становятся претендентами на исключение из государственных школ, нежели остальные ученики.

В мае 2019 г. издание «Гардиан» опубликовало данные проведённых агентством «Опиниум» опросов общественного мнения среди представителей нацменьшинств, согласно которым 71 % респондентов приходилось сталкиваться со случаями расовой дискриминации (для сравнения в январе 2016 г. этот показатель составлял 58 %).

В правительственном обзоре «Гонка на рабочем месте» говорится, что каждый четвёртый сотрудник африканского, азиатского или иного этнического происхождения был свидетелем расово мотивированных притеснений или издевательств со стороны руководителей в течение последних двух лет[159].

Одновременно 50 % респондентов отметили, что ежедневно сталкиваются с проявлениями расизма в Интернете и соцсетях.

В июне 2020 г. социологическое агентство «Ю-Гов» провело масштабный опрос общественного мнения, согласно которому 52 % респондентов считают расизм распространённым явлением в Великобритании (8 % – «крайне распространённым», 44% – «в значительной степени распространённым»). При этом, по мнению 36 % опрошенных, проблема расизма «преувеличена», еще 6 % полагают, что данного явления в стране не существует.

МВД Великобритании фиксирует значительный рост преступлений, совершенных на почве ненависти в 2019 г. Всего за отчётный период совершено 103379 подобных правонарушений (рост на 10 % по сравнению с 2018 г.), при этом практически 77 % из них составляют преступления на почве расовой ненависти (78991 инцидент, рост по сравнению с 2018 г. – 11 %). На 14 % (до 8256 случаев) возросло количество инцидентов в отношении инвалидов, на 3 % (до 8566) – преступлений на почве религиозной ненависти.

Между тем обеспокоенность резким увеличением числа преступлений на почве расовой ненависти, особенно в Англии, Северной Ирландии и Уэльсе, выражали КЛРД в августе 2016 г.[160], Комитет по правам человека (КПЧ) в июле 2015 г.[161], Комитет против пыток (КПП) в мае 2019 г.[162] КЛРД отметил, в частности, распространённость, в том числе в Интернете, антииммигрантской и ксенофобной риторики и практику негативного изображения этнических или этно-религиозных меньшинств, мигрантов, беженцев средствами массовой информации. Эксперты указывали, что многие политические деятели не только не осуждают, но способствуют распространению и укоренению предрассудков, тем самым подстёгивая отдельных лиц к совершению актов запугивания по отношению к общинам этнических или этно-религиозных меньшинств и визуально отличающимся людям. Также было отмечено, что сохраняется проблема занижения данных о численности преступлений, совершённых на почве ненависти. Остаётся значительным разрыв между количеством заявлений о подобных правонарушениях и числом успешных судебных преследований. По данным КПП, лишь по 2 % таких преступлений выносятся обвинительные приговоры, в которых неприязнь по защищаемым признакам признана отягчающим обстоятельством.

Несмотря на активное общественное порицание и широкое медийное освещение антисемитизма в Великобритании, правозащитники оценивают ситуацию в этой области как крайне негативную. Согласно докладу британской НПО «Объединение за безопасность общины», в 2019 г. был побит рекорд по количеству антисемитских инцидентов. Всего за указанный период было зафиксировано 1805 подобных случаев, что на 7 % больше, чем в 2018 г. На 25 % (до 158 случаев) увеличилось количество инцидентов с применением силы. Практически вдвое (с 384 до 697) возросло число задокументированных проявлений антисемитизма в соцсетях. В общей сложности в 330 случаях оскорбления содержали упоминание Холокоста и/или отсылки к нацистской идеологии, включая изображение свастики. При этом подавляющее большинство инцидентов произошли в Лондоне и Манчестере, где проживают крупнейшие еврейские общины страны[163]. Случаям проявлений антисемитизма членами Лейбористской партии посвящен доклад правозащитной организации «Лейбористы против антисемитизма», переданный на рассмотрение Комиссии по вопросам равенства и прав человека[164].

На масштабы этой проблемы указала спецдокладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е.Тендаи Ачиуме в докладе 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о современных проявлениях расизма и борьбе с героизацией нацизма, подготовленном во исполнение резолюции 73/157 Генассамблеи ООН[165].

Что касается российских граждан и соотечественников, в Великобритании они не сталкиваются с системным нарушением их прав. Однако в течение 2020 г. российское посольство в Лондоне получало сигналы от соотечественников о разного рода предубеждениях британцев в связи с публикациями в местных СМИ, предполагающими наличие у российской диаспоры якобы тесных связей с российскими спецслужбами[166].

Вместе с тем русские корни могут стать препятствием для получения должности в разведкорпусе и причиной дискриминационного отношения, вплоть до издевательств. Об этом свидетельствует опыт Г.Стешова, предъявившего иск к Министерству обороны Соединённого Королевства. По его утверждению, в 2009-2010 гг., когда он находился в учебном центре пехоты Каттерик в Северном Йоркшире, старшие по званию заставляли его маршировать «в стиле российских военных» и петь российские песни, а также регулярно спрашивали, почему он решил служить в рядах королевской, а не российской армии. В настоящее время он требует моральной и материальной компенсации со стороны ведомства[167].

Обращает на себя внимание практика жёсткого пресечения неугодных гражданских акций, которая, по мнению Лондона, по-видимому, совершенно не противоречит принципам, на которых зиждется существование демократического общества. Так, за участие в организованных движением «Extinction Rebellion» массовых «климатических» демонстрациях в столице в апреле 2019 г. были задержаны в общей сложности 1130 человек.

Кроме того, резонансный инцидент в США с Дж.Флойдом  стал своеобразным катализатором для выплескивания недовольства в связи с проявлениями расизма. Прокатившаяся по Великобритании волна многотысячных манифестаций в крупных городах привела к столкновениям с полицией и акциям вандализма в отношении исторических памятников, тем или иным образом связанных с работорговлей.

Однако, пожалуй, наибольший общественный резонанс вызвали непропорциональные и необоснованно жестокие действия британской полиции в Лондоне в ходе мирных акций памяти С.Эверард. Обвинение в похищении и убийстве молодой британки было предъявлено сотруднику подразделения по охране дипмиссий и правительственных зданий полиции Лондона. Это преступление буквально всколыхнуло общественность Соединённого Королевства, побудив тысячи женщин поделиться своими историями об изнасилованиях, избиениях и преследованиях. Участницы кампании «Вернуть себе эти улицы» не совершали актов вандализма в отношении исторических памятников, связанных с работорговлей,  и не блокировали работу типографий, подобно экоактивистам из «Extinction Rebellion». Они вышли на улицы, чтобы напомнить о том, что проблема насилия в отношении женщин не является пережитком прошлого и что официальные власти и общество в целом делают недостаточно для её преодоления. Тем не менее на акцию против насилия стражи правопорядка отреагировали новым насилием: участвовавшим в митинге заламывали руки, их волокли за волосы по асфальту.

Непропорционально жёсткие действия правоохранителей стали предметом критики даже в самой Великобритании,  в частности со стороны мэра Лондона  С.Хана и главы МВД Великобритании П.Пател. Оппозиция также призвала отправить в отставку комиссара столичной полиции К.Дик.

На этом фоне особенно тревожным выглядит внесение в Парламент законопроекта «О полиции, преступности, вынесении наказаний и судопроизводстве». Наибольший интерес с правочеловеческой точки зрения представляет часть документа, посвящённая вопросам общественного порядка. Так, п. 54 об условиях проведения публичных шествий и п. 55 об условиях проведения публичных собраний содержат предложения о дополнении текста Закона «Об общественном порядке» 1986 г. положениями уточняющего характера. Нынешняя редакция документа уже устанавливает право правоохранительных органов накладывать значительные ограничения на проведение шествий (например, путём изменения их маршрута или установления запрета на посещение определённых общественных мест), если его проведение может «привести к серьёзным общественным беспорядкам, нанести серьёзный ущерб имуществу или серьёзным образом дезорганизовать жизнь местного населения». В свете международно-правовых обязательств Великобритании по обеспечению её гражданам права на свободу мнений и способа их выражения и права на мирные собрания дополнение названной статьи новыми условиями, позволяющими ограничивать проведение шествия исключительно на том основании, что производимый шум может повлечь за собой «серьёзное нарушение работы организаций, осуществляющих свою деятельность поблизости от места проведения шествия» и/или «оказать соответствующее воздействие на лиц, находящихся поблизости от места проведения шествия», представляется недостаточно обоснованным. Во всяком случае, вполне очевидным является то, что  произведение шума в ходе общественной акции является способом привлечения внимания к той мысли или идее, которую намерены выразить участники собрания.

Не менее важно и то, что предлагаемые поправки к закону не отвечают критерию правовой определённости – ключевому для установления ограничений на осуществление основных прав и свобод в демократическом обществе. Так, конкретное определение понятий «серьёзное нарушение работы организаций»  и «серьёзное нарушение нормального уклада жизни» законопроект оставляет за Министром внутренних дел, который может (но не обязан) принять на этот счет соответствующее постановление. А при определении характеристик «запрещённого» шума авторы законопроекта и вовсе оперируют субъективными понятиями («может вызвать… чувство серьёзной обеспокоенности, тревоги или опасения»).

Попытки ограничения права на свободу мнений и их выражения закономерно повлекли волну негодования со стороны британцев, вновь вышедших на митинги, на сей раз в рамках акции «KillTheBill». Так, в апреле 2021 г. во время масштабной демонстрации в центре Лондона были арестованы более ста человек.

Правозащитным сообществом критикуются шаги британского правительства, направленные на ужесточение контртеррористического законодательства. Внимание на этой проблеме сконцентрировали ещё в середине 2010-х гг. КПЧ в июле 2015 г.[168] и КЛРД в августе 2016 г.[169] Ими, в частности, отмечалось, что в Законе «О борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности» 2015 г. вводятся широкие полномочия спецслужб по изъятию и временному удержанию проездных документов лица (при наличии оснований подозревать, что оно намерено выехать за границу для участия в деятельности, связанной с терроризмом) и по слежке за подозреваемыми на значительных расстояниях от места их проживания. Обеспокоенность экспертов вызывали и расплывчатые формулировки, регламентирующие перехват сообщений и передаваемых данных, что создавало почву для массовых нарушений права на неприкосновенность частной жизни. В частности, действовала практика выдачи неконкретных ордеров на перехват внешних частных сообщений и данных, передаваемых или получаемых за пределами Соединённого Королевства. В дополнение к этому Закон «О полномочиях по сохранению данных и проведению расследований» 2014 г. устанавливал широкие полномочия по сохранению такой информации и доступу к ней.

Объектом критики регулярно становится введённая в 2010 г. мера, позволяющая Министерству внутренних дел лишать британского подданства лиц, причастных к террористической деятельности, либо представляющих угрозу национальной безопасности страны каким-либо иным образом (при условии, однако, что такие лица имеют гражданство другой страны). Этот механизм стал активно применяться Лондоном с 2016 г., причём его использование с того времени лишь учащалось.

Недовольство правозащитного сообщества вызывает и содержание утверждённой в июне 2018 г. новой правительственной «Стратегии по противодействию терроризму», в основу которой, по словам С.Джавида, в то время занимавшего пост главы Министерства внутренних дел, лёг принцип «обеспечения отсутствия безопасного для террористов пространства в международном масштабе, на территории Великобритании и онлайн». В соответствии с документом британским спецслужбам предписывается в максимальной степени делиться оперативной информацией с муниципальными властями и правительством. Кроме того, Стратегия предусматривает оперативное устранение факторов уязвимости критических объектов инфраструктуры, усиление мер безопасности в многолюдных местах, реагирование на подозрительные приобретения товаров. Предполагается даже вовлечение в антитеррористическую деятельность частных компаний, которые должны оповещать полицию о сомнительных покупках (химические вещества), странном поведении клиентов (например, при аренде автомобиля и т.д.).

Принятый в 2019 г. Закон «О борьбе с терроризмом и пограничной безопасности», предусматривающий среди прочего ужесточение ответственности за распространение противоправных материалов в электронном виде через Интернет, также нельзя обойти вниманием. Правозащитники считают, что его нечёткие положения могут трактоваться силовыми ведомствами максимально широко, в результате чего уголовно наказуемыми могут считаться абсолютно законные действия, включая ознакомление с экстремистскими материалами в научных, исследовательских и профессиональных целях. Продолжается оживлённая дискуссия вокруг ужесточения ответственности за размещение экстремистского контента в Интернете, а также усиления инструментов воздействия на распространителей экстремистской идеологии.

По-прежнему широко обсуждается инициатива бывшего премьер-министра Т.Мэй по борьбе с распространением материалов экстремистского толка на ресурсах крупных ИТ-компаний, в соцсетях и видеохостингах. Сами ИТ-компании обусловливают свою готовность сотрудничать с силовыми ведомствами «необходимостью неукоснительного соблюдения властями прав человека». В руководстве социальной сети «Facebook», в частности, полагают, что получение правоохранительными органами «чрезмерного доступа» к персональным данным может ухудшить ситуацию, так как преступники начнут переносить свою деятельность в те страны, где их будет невозможно вычислить или привлечь к ответственности.

Резкой критике подверглось правительственное решение наделить обратной силой принятый 26 февраля 2020 г. Закон «Об ограничении условно-досрочного освобождения преступников-террористов», в результате которого несколько десятков человек лишились возможности выйти на свободу.

Негативную оценку экспертов и общественности получило содержание внесённого правительством в Парламент 20 мая 2020 г. законопроекта «О борьбе с терроризмом и сроках тюремного заключения», направленного в том числе на существенное расширение полномочий силовых ведомств в контртеррористической сфере с упором на превентивную работу. Предлагается, в частности, изменить практику применения правоохранительными органами так называемых «мер по предотвращению терроризма и осуществлению следственных действий», включающих в себя в том числе практику введения комендантского часа в отношении отдельных лиц, домашний арест, принудительное перемещение на новое место проживания, запрет на участие в собраниях, ограничение права пользования банковскими услугами, средствами связи, конфискацию загранпаспорта. В настоящее время этот инструмент может быть использован на срок до 2 лет при наличии доказательств причастности подозреваемых к терроризму. Новый законопроект предлагает разрешить его использование «в случае наличия подозрений в осуществлении лицом террористической деятельности», снять ограничения по срокам применения подобных мер, а также включить в их перечень такие действия, как принудительное тестирование на предмет употребления наркотических веществ, участие в программах реабилитации наркозависимых лиц и обязательную регистрацию в правоохранительных органах всех имеющихся в домохозяйстве электронных устройств.

Правозащитное сообщество обвиняет кабинет Б.Джонсона в пренебрежении обязательствами Великобритании в области прав человека и намерении наказывать отдельных граждан во внесудебном порядке на основании лишь подозрений силовых ведомств, а не конкретных доказательств их вины. Отмечается, что внесение законопроекта в разгар пандемии коронавируса «не является случайным». Такой шаг, дескать, направлен на то, чтобы провести документ через Парламент без надлежащей общественной дискуссии.

Помимо всего вышеперечисленного, с 2014 г. в Великобритании действует система распознавания лиц: в стране установлено более 6 миллионов камер с такими функциями. Это вызывает крайне неоднозначную реакцию в обществе. Перед применением в британской столице технология прошла открытое тестирование 12 января 2020 г. в г. Кардифф во время футбольного матча на стадионе «Кардифф Сити», которое сопровождалось протестами и резким осуждением со стороны правозащитных организаций и простых граждан.

Принцип работы данной системы сводится к следующему. Программное обеспечение в автономном режиме считывает лица, фиксируя десятки индивидуальных особенностей сканируемого лица для создания уникального «отпечатка», который автоматически сверяется с базой данных разыскиваемых преступников, а также пропавших детей и представителей уязвимых групп населения. После этого компьютер ранжирует возможные совпадения для последующей верификации полицейским-оператором.

В случае обнаружения совпадений «вычисленный» гражданин задерживается сотрудником полиции для беседы.

Британская общественная организация «Big Brother Watch», выступающая в защиту права на частную жизнь и свободы от слежки со стороны государства и «технологических гигантов», ведёт активную борьбу с её внедрением посредством пикетов, судебных исков и петиций в Парламент. Согласно её статистике, 93 % «распознаваний», ставших итогом 10 тестирований, оказались ошибочными. По результатам исследований, проведённых экспертом по системам наблюдения из Университета Эссекса профессором П.Фасси, точность системы составляет не более 19 %.

Представитель «Международной амнистии» А.Хогарт заявил в этой связи следующее: «Решение полиции Лондона внедрить технологию распознавания лиц представляет огромную опасность с точки зрения соблюдения прав человека. Она ставит под угрозу многие права, включая право на частную жизнь, свободу от дискриминации, свободу выражения мнений и мирное собрание. Сейчас не время для экспериментов с этой мощной системой, которую пытаются использовать без надлежащей транспарентности, контроля и ответственности».

Правозащитники указывают, что сотрудники правоохранительных органов, прикрываясь задачами по обеспечению национальной безопасности и поиску преступника нередко используют данные без законных оснований, в результате чего могут возникнуть негативные последствия для многих граждан страны. Хаотичность применения систем идентификации отмечал Уполномоченный по хранению и использованию биометрических данных П.Уайлс. Он призывал британские власти создать чёткие правовые рамки работы с этими технологиями, чтобы не допускать нарушений прав человека[170].

Правозащитные структуры регулярно отмечают, что власти Соединённого Королевства не провели независимого расследования в связи со случаями применения за рубежом пыток, в том числе в ходе военных кампаний в Афганистане и Ираке[171]. В 2018 г. парламентский Комитет по разведке и безопасности опубликовал доклады о неправомерном обращении с задержанными и выдаче подозреваемых по результатам проведённого им расследования действий служб безопасности и разведки Соединённого Королевства. Последнее было прекращено преждевременно из-за невозможности получить важнейшие доказательства: британские власти запретили сотрудникам разведывательных служб давать свидетельские показания. Тем не менее выводы о возможной причастности Великобритании к применению пыток, содержащиеся в подготовленных документах, вызвали особую обеспокоенность КПП.

Эксперты Комитета также отметили, что ни по одному из около 3,4 тыс. заявлений о незаконных убийствах, пытках и актах неправомерного обращения, совершённых вооружёнными силами Соединённого Королевства в Ираке в период 2003–2009 гг., полученных Группой по расследованиям событий в Ираке, не было возбуждено уголовного дела. Более того, расследования, не завершённые на момент прекращения работы Группы в июне 2017 г., были переданы военной полиции, которая закрыла большинство из дел[172].

На этом фоне правозащитные организации и юридические фирмы, представляющие интересы пострадавших заявляют о беспрецедентном давлении, оказываемом военным лобби на судебную систему страны с целью оперативного «закрытия» остающихся на рассмотрении дел.

 О неготовности Соединённого Королевства расследовать преступления своих солдат свидетельствует тот факт, что за двадцать лет расследования дел о преступлениях в Ираке только один военнослужащий предстал перед судом и был приговорён к одному году тюремного заключения[173].

Наряду с этим в Парламент Великобритании был внесён законопроект «Об иностранных военных операциях». Он предусматривает предоставление военнослужащим иммунитета от уголовного преследования за военные преступления и преступления против человечности, совершаемые за рубежом[174]. Его основная цель состоит в установлении так называемой тройной защиты. Так, он предполагает «презумпцию против преследования», означающую, что судебное разбирательство должно происходить только при наличии исключительных обстоятельств, несмотря на веские доказательства преступлений и пыток. Кроме того, для подобных преступлений устанавливается пятилетний срок исковой давности, а расследовать их имеет право только Генеральный прокурор и только в особых случаях. Ему также предоставляется возможность блокировать судебное преследование, используя право вето. По мнению сторонников проекта, документ предлагается в качестве необходимого инструмента для защиты личного состава, включая тех, кто служил в Ираке и Афганистане, от «необоснованных обвинений»[175].

Своё возмущение в связи с предоставлением защиты военным, неоднократно совершавшим убийства и пытки, выразили эксперты Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ). В частности, было указано на то, что никто не имеет права устанавливать сроки давности для насильственных исчезновений, поскольку последние относятся к категории длящихся преступлений. Вместе с тем отсутствие уголовного преследования лишает жертв права на справедливость и возмещение ущерба. Правительство не должно ограничивать время, в течение которого пострадавшие могут обратиться за правовой защитой[176].

Эксперты «Human Rights Watch» также отмечают, что никто из командиров и военнослужащих, воевавших в Ираке и Афганистане, не понёс наказания за совершённые там преступления, что демонстрирует презрительное отношение британского правительства к принципу верховенства права[177]. А по мнению «Amnesty International», законопроект в случае его принятия может не только нанести ущерб репутации вооружённых сил, но и подорвать основные принципы доступа к правосудию[178]. Специалисты правозащитной НПО «Liberty» в свою очередь акцентировали внимание общественности на том, что законопроект фактически содержит положения, декриминализующие пытки. Директор Центра военной юстиции Э.Нортон заявила, что законопроект нарушает ст. 2 (право на жизнь) и 3 (запрет на применение пыток) Европейской конвенции по правам человека. Она также напомнила об обязательстве государства проводить надлежащее и открытое расследование при наличии достоверной информации о совершении пыток. Негативные оценки в связи с данным документом высказал также депутат от Лейбористской партии, он написал письмо министру обороны страны Б.Уоллесу с просьбой приостановить рассмотрение законопроекта[179]. Его позицию разделяют представители Шотландской национальной партии и Партии либеральных демократов. Однако, несмотря на критику, билль был принят (331 голос «за», 77 голосов «против») и перешёл в Палату лордов для дальнейшего рассмотрения[180].

Обеспокоенность правозащитного сообщества вызывает ситуация в пенитенциарной системе Великобритании. В числе основных проблем называется переполненность и плохие условия содержания в мужских тюрьмах Англии и Уэльса. Помимо этого, эксперты отмечают непропорционально высокое число представителей этнических меньшинств среди заключённых обоих полов в этих частях Королевства. Данный факт был признан в том числе официальной делегацией Великобритании в мае 2019 г. в ходе «защиты» 6-го периодического доклада в Комитете против пыток и отражён в его заключительных замечаниях[181]. Также указывается, что в системе пенитенциарных учреждений участились случаи использования электрошокеров, в том числе против детей и молодых людей, причем непропорционально часто эти средства применяются против представителей групп меньшинств. В период с марта 2017 г. по март 2019 г. было зафиксировано 8 случаев насильственной смерти и 160 самоубийств[182].

В мае 2019 г. Великобританию посетила группа экспертов Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП). В фокусе их внимания оказался неизменно высокий уровень насилия в мужских тюрьмах и в центрах содержания под стражей для несовершеннолетних, а также ряд иных вызывающих озабоченность вопросов, связанных с применением силы, практикой сегрегации и с использованием средств сдерживания. В целом эксперты отметили прогресс в продвижении программы тюремной реформы. Однако, по мнению ЕКПП, британская пенитенциарная система по-прежнему пребывает в состоянии кризиса. Тюрьмы перенаселены, безопасные условия для заключённых не созданы. Многие из них подвергаются наказанию изоляцией.

Аналогичная ситуация наблюдается в учреждениях, предназначенных для  ограничения свободы несовершеннолетних. ЕКПП рекомендовал значительно сократить число содержащихся там детей и прекратить применение к ним причиняющих боль техник контроля. Комитет выступает за восприятие государством нового социально-образовательного подхода к удовлетворению нужд несовершеннолетних, находящихся в заключении, который подразумевал бы среди прочего создание менее крупных учреждений[183].

Среди прочего в адрес британского правительства звучит критика в связи с бесчеловечным обращением с основателем «Викиликс» Дж.Ассанжем. Так, по мнению специального докладчика Совета ООН по правам человека по вопросу о пытках Н.Мельцера, встречавшегося с Дж.Ассанжем в тюрьме «Белмарш», состояние его здоровья аналогично состоянию лиц, которые в течение длительного времени подвергались психологическим пыткам. Н.Мельцер подчеркнул, что об этом свидетельствуют наблюдаемые у австралийца сильный стресс, хроническая тревожность и глубокая психологическая травма. Подчёркивалось, что власти Великобритании совместно с США и Швецией стояли за организацией кампании по запугиванию и клевете в отношении Дж.Ассанжа.

7 сентября 2020 г. журналист вновь был арестован по американскому обвинительному заключению по 18 пунктам и предстал перед судом в Лондоне. 4 января 2021 г. суд постановил что Дж.Ассанж не может быть экстрадирован в США, так как страдает клинической депрессией и склонен к суициду, однако будет оставаться в британской тюрьме в течение времени, которое отводится представителям американской прокуратуры для подачи апелляции.

Международные правозащитные неправительственные организации критикуют правительство Великобритании за несоблюдение ранее взятых обязательств по приёму сирийских беженцев.

В 2016 г. официальный Лондон заявил о своём намерении предоставить убежище 3 тыс. несовершеннолетних сирийцев. Однако в реальности приняты были лишь 480 человек, после чего в июле 2018 г. правительство заявило о свёртывании данной программы. Последующая попытка НПО «Помощь беженцам» оспорить данное решение в судебном порядке завершилась неудачей. Высокий суд Лондона оставил его в силе и отклонил последующую апелляцию.

На непростое положение соискателей убежища обращали внимание и договорные органы ООН по правам человека, в том числе КЛРД, Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ), КПП, КПЧ и Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП). Отмечалось, в частности, что беженцы, соискатели убежища и лица, получившие отказ в удовлетворении ходатайства об убежище, а также цыгане по-прежнему сталкиваются с дискриминацией при получении доступа к медицинскому обслуживанию. Помимо этого, правозащитники обращали внимание на отсутствие чётких временных ограничений на длительность содержания под стражей в центрах по выдворению мигрантов. Значительной проблемой остаётся неправомерное обращение с этой группой лиц в центрах их временного содержания, а также в тюрьмах и местах содержания под стражей. Договорными органами было зафиксировано большое количество жалоб в этой связи. На это обратили внимание в том числе КПЧ в июле 2015 г.[184] и КПП в мае 2019 г. в своих заключительных замечаниях. Согласно статистике КПП в период 2013–2018 гг. по заявлениям о неправомерных действиях было проведено более 6,5 тыс. расследований, а 2,6 тыс. сотрудников исправительных учреждений получили дисциплинарные взыскания, из которых 50 получили дисциплинарные взыскания за физическое насилие в 2017–2018 гг.[185]

Правозащитное сообщество неоднократно обращало внимание на проявляющееся в Великобритании социальное неравенство отдельных уязвимых групп населения. КЭСКП по итогам рассмотрения в июне 2016 г. 6-го периодического доклада Соединённого Королевства выражал обеспокоенность по поводу того, что изменения в налогово-бюджетной политике, такие как увеличение минимальной величины базы, с которой уплачивается налог на наследство, и повышение налога на добавленную стоимость, а также постепенное снижение налога на прибыль, отрицательно сказываются на способности государства преодолевать сохраняющиеся проблемы социального неравенства и на наличии у него достаточных ресурсов для полного осуществления экономических, социальных и культурных прав в интересах находящихся в неблагоприятном положении и маргинализованных лиц и групп. Было подчёркнуто, что реформы системы правовой помощи и введение сборов за рассмотрение дел в судах по трудовым спорам привели к ограничению доступа к правосудию в таких областях, как занятость, жильё, образование и социальное обеспечение. Эксперты Комитета отмечали, что, несмотря на увеличение занятости, уровень безработицы среди некоторых находящихся в неблагоприятном положении и маргинализированных лиц и групп, включая инвалидов, молодёжь и лиц, принадлежащих к этническим, религиозным или другим меньшинствам, по-прежнему выше, чем среди других групп населения. Поводом для обеспокоенности также стали изменения в правилах предоставления прав на социальные пособия и их уменьшение в соответствии с Законом «О реформе системы социального обеспечения» 2012 г. и Законом «О реформе системы социального обеспечения и о труде» 2016 г. В частности, речь идёт об уменьшении максимального размера общей суммы пособий на одно домохозяйство, уменьшении размеров жилищной субсидии в случае наличия свободной комнаты («налог на спальню»), четырехлетней заморозке некоторых пособий и уменьшение размеров налоговых вычетов на детей. КЭСКП был особо обеспокоен негативными последствиями этих изменений для осуществления прав на социальное обеспечение и на достаточный жизненный уровень находящихся в неблагоприятном положении и маргинализированных лиц и групп, в том числе женщин, детей, инвалидов, малообеспеченных семей и семей с двумя и более детьми.

Комитет с обеспокоенностью отметил, что некоторые группы населения, в частности инвалиды, лица, принадлежащие к этническим, религиозным или другим меньшинствам, семьи с одним родителем и семьи с детьми, в большей степени страдают от нищеты или подвергаются более высокому риску впасть в нищету.

Помимо этого, КЭСКП указал на критическую степень доступности, в том числе финансовой, достаточного жилища в Великобритании, отчасти порождённой уменьшением размеров пособий, выплачиваемых государством. Нехватка социального жилья привела к перемещению домашних хозяйств в частный сектор аренды жилья, который не позволяет обеспечить достаточное жилище в части финансовой доступности, пригодности для проживания, доступности и защищённости жилищных прав[186].

В ноябре 2018 г. спецдокладчик Совета ООН по правам человека по вопросам о крайней нищете и правам человека Ф.Алстон по итогам своего визита в Великобританию опубликовал доклад, в котором подверг резкой критике действующую в стране систему социального обеспечения. В документе подчёркивалось, что политика «всеобщей экономии», осуществляемая с 2010 г. Министерством финансов, негативно сказалась на благосостоянии граждан, привнесла «страдания и разногласия» в социальную сферу. Реформа системы выплаты социальных пособий закончилась неудачей, в первую очередь в связи с ужесточением требований к соискателям и значительными задержками выплаты средств. Действующая в Великобритании система налогообложения не лучшим образом повлияла на благосостояние наиболее уязвимых слоёв населения, в том числе женщин, лиц азиатского и африканского происхождения, представителей этнических меньшинств, родителей-одиночек, лиц с ограниченными возможностями и соискателей убежища.

В ответ представители британского правительства пытались обвинить Ф.Алстона в «подмене понятий», подчёркивая якобы отсутствие в стране проявлений крайней нищеты и указывая на то, что обозначенные замечания не характеризуют общую ситуацию в социальной сфере.

Ухудшение ситуации спровоцировала пандемия коронавирусной инфекции. Лишь за первые три месяца с её начала шесть тысяч британцев потеряли свой дом и переехали в места временного размещения. В докладе благотворительной организации «Shelter» констатируется, что число бездомных, которых власти разместили в таких государственных центрах, достигло 253 тыс. человек, что составляет самый высокий показатель за последние 14 лет[187].

Следует отметить, что обеспокоенность уязвимым положением женщин, особенно азиатского и африканского происхождения, а также женщин, принадлежащих к числу этнических меньшинств, и женщин-беженцев, выразил в феврале 2019 г. КЛДЖ по итогам рассмотрения 8-го периодического доклада Соединённого Королевства. Комитет, в частности, указал на несоразмерно тяжёлое воздействие жёстких мер экономии на женщин, которые, по его мнению, составляют подавляющее большинство среди одиноких родителей и чаще вовлечены в неформальные, временные или нестабильные формы занятости. Было также отмечено сокращение бюджетных ассигнований в государственном секторе, в котором занято больше женщин, чем мужчин, и сокращение финансирования организаций, оказывающих женщинам социальные услуги. По мнению Комитета, последнее привело к увеличению нагрузки именно на женщин по той причине, что они в большей степени обеспечивают основной уход за детьми[188].

Несмотря на усилия британского правительства по ликвидации неравенства мужчин и женщин (включая принятие в июле 2019 г. соответствующей «дорожной карты»), ситуация в этой области, по оценкам правозащитных организаций, далека от идеальной.

По данным НПО «Fawcett Society», в настоящее время разница в доходах представителей двух полов достигает 10 % среди работающих на полную ставку и 34,5 % среди занятых на неполный рабочий день. Женщины составляют 70 % от общего числа лиц, получающих минимальную заработную плату. В последние годы неравенство доходов в Великобритании возрастало быстрее, чем в других странах ОЭСР; в настоящее время женщины на протяжении своей карьеры зарабатывают в среднем на 140 тыс. ф.ст. меньше, чем мужчины. Кроме того, 54 % женщин, работающих на неполную ставку (2,8 млн человек), занимают низкооплачиваемые и непрестижные должности, не соответствующие их квалификации, опыту и навыкам.

По данным пенсионной и страховой компании «Шотландские вдовы», 37 % британок не имеют пенсионных сбережений и с каждым годом их доля растёт. В 2019 г. лишь 40 % женщин делали адекватные пенсионные сбережения (еще в 2006 г. их было 50 %), однако средняя сумма ежемесячного вклада едва достигала 182 ф.ст. в месяц, в то время как среди мужчин данный показатель составляет около 260 ф.ст. Аналитики связывают это с постоянно растущими расходами на содержание детей и престарелых родителей, основная часть которых ложится на женщин.

Журналистика, юриспруденция и бизнес в Великобритании также характеризуются значительными гендерными диспропорциями. Женщины занимают лишь 6,1 % руководящих должностей в ведущих компаниях страны и всего 3 % мест в советах директоров. Количество женщин в судейском корпусе составляет 23 % от его общей численности, при этом многие суды высшей инстанции продолжают действовать как «закрытые мужские клубы», члены которых блокируют назначение женщин на высокие должности.

По-прежнему удручающе выглядит ситуация с защитой прав детей в детских учреждениях. Опубликованный в январе 2017 г. доклад о расследовании имевших место в прошлом случаев жестокого обращения в детских учреждениях показал масштабы физического и сексуального насилия в детских домах и других учреждениях интернатного типа, находившихся в ведении религиозных, благотворительных и государственных организаций, в Северной Ирландии в период 1922–1995 гг. Эту проблему отметил КПП, подчеркнув, что рекомендации по итогам расследования не были выполнены, и в результате этого бездействия властей выявленные жертвы жестокого обращения не получили компенсации или возмещения в другой форме.

Наряду с этим эксперты КПП выразили обеспокоенность опубликованным в феврале 2019 г. докладом Независимой группы по расследованию сексуальных надругательств над детьми, в котором сообщалось, что в период 2009-2017 гг., несмотря на существенное сокращение числа задержанных детей, в местах содержания несовершеннолетних под стражей на территории Великобритании имели место 1070 случаев сексуального надругательства над ними. Было отмечено, что расследования по поступающим жалобам проводятся весьма редко. Комитет также упомянул сохраняющуюся проблему, связанную с необходимостью расследования прошлой практики в не охваченных вышеупомянутым расследованием учреждениях, а именно в «прачечных Св. Магдалины» и домах матери и ребенка.

Пандемия коронавируса вынудила британские власти к принятию мер, хотя и ограничивающих ряд базовых прав и свобод человека, но необходимых для сдерживания темпов распространения заболевания. Однако борьба с COVID-19 всё же обнажила ряд проблем в правозащитной сфере. Так, например, в соответствии с данными Национального статбюро Великобритании, уровень смертности от коронавируса среди представителей ряда национальных меньшинств (выходцы из стран Африки, Южной Азии, Карибского бассейна) в среднем в 1,5-2 раза выше, чем среди белых британцев. Кроме того, наивысший уровень заболеваемости по стране зафиксирован в лондонских районах Брент, Барнет и Харроу, где преобладает чернокожее население. Эти люди, как правило, получают заниженную плату за свой труд и не имеют адекватного доступа к медицинским учреждениям. Ряд известных политических и общественных деятелей (в том числе мэр Лондона С.Хан, член Палаты лордов баронесса Д.Лоуренс, писатель К.Квей-Арма) призвали британское правительство незамедлительно начать независимое расследование в отношении причин «аномально высокого» уровня смертности от коронавируса среди национальных общин.

Зафиксированы проблемы с обеспечением прав пожилого населения. Так, в апреле 2020 г. в общей сложности 17 домов престарелых отказались от приёма постояльцев, ранее госпитализированных с коронавирусом и выписанных из больницы после выздоровления. По словам владельцев данных учреждений, подобные действия были обусловлены нежеланием идти на риск дальнейшего распространения заболевания, даже несмотря на наличие у прошедших лечение лиц справок о состоянии здоровья.

Сообщалось о массовых случаях отказа больниц от приёма пожилых пациентов с симптомами коронавируса. Правительственная Комиссия по вопросам качества медицинского обслуживания осуществляет проверку данной информации.

Среди прочего пандемия COVID-19 запустила разрастание сферы принудительного труда во всём мире. Великобритания в этом отношении не стала исключением. Так, например, во время изоляции увеличилось количество звонков на телефон доверия организации по борьбе с рабством «Unseen». По её данным, большинство жертв эксплуатации заняты в строительной промышленности. В то время как работа большинства предприятий была приостановлена, деятельность лиц, занятых в этой сфере, не прекращалась. Сообщается, что рабочие на стройках регулярно выполняли задания на протяжении всего периода изоляции, не соблюдая социальную дистанцию и принимая пищу на улице. При этом они не были одеты в рабочую одежду, а их фургоны не имели опознавательных знаков. Один из обратившихся на горячую линию сообщил о том, что на одной из строек своего города заметил подростка, выносившего из здания дрова[189].

Вынужденные меры, принятые в рамках противодействия распространению заболевания, в частности перевод граждан на дистанционный режим труда, негативно сказались и на сфере труда. Разница в размере заработной платы у квалифицированных работников, выполняющих  свои обязанности из дома, и теми, кто продолжил приходить в офис, составила 13 %.

В затруднительном положении оказались малоимущие школьники и их семьи. Переход всех школ страны на дистанционное обучение подразумевал продолжение образования преимущественно через видеоуроки, как проводимые в режиме реального времени, так и заранее записанные учителем. Однако такой формат обучения оказался доступен не всем школьникам, поскольку многие малообеспеченные семьи вообще не могут позволить себе компьютер. Таким образом, часть учеников оказалась просто выключенной из образовательного процесса.

Кроме того, крайне неудовлетворительным и скудным оказался состав бесплатных продуктовых пайков, выдаваемых нуждающимся детям с целью обеспечить их обедом на несколько суток. На фоне поднявшейся волны критики со стороны родителей британские власти решили с 18 января 2021 г. предоставить им выбор: либо продолжать получать готовые наборы, либо перейти на систему ваучеров, которые позволят взрослым самим покупать еду для детей[190].

Принуждение граждан к соблюдению режима самоизоляции привело к обострению в стране и без того серьёзной проблемы домашнего насилия. По данным на конец апреля 2020 г., с момента начала карантина число звонков на горячую линию помощи жертвам домашнего насилия выросло на 49 %, а число погибших в домашних конфликтах со смертельным исходом увеличилось вдвое. По данным организации «Counting Dead Women Project», жертвами стали 14 женщин и двое детей[191].

В начале 2019 г. широкий резонанс получили организованные в Бирмингеме акции протеста против включения в расписание ряда школ уроков «сексуального образования», направленных на «продвижение равноправия и борьбу с гомофобией». Участники протестов высказывали свои возражения против подобного решения, указывая, что такие «курсы» должны в лучшем случае носить факультативный, а не обязательный характер.

Линия британских властей сводилась в первую очередь к маргинализации протестующих, значительная часть которых имеет мусульманское происхождение. В СМИ они позиционировались как «агрессивное меньшинство» и «экстремисты». Тогдашний министр образования Д.Хиндс назвал акции протеста «неуважением по отношению к учителям и сотрудникам школ», заявляя об «опасности для учащихся, исходящей от манифестантов». Сторонники отличных от этой позиции точек зрения становились объектами критики. К примеру, заявления депутата Палаты общин Э.Маквей о том, что решение о присутствии детей на таких уроках должны принимать родители, подверглось жёсткой критике со стороны однопартийцев, в частности экс-министра образования Дж.Грининг (состоит в однополом браке) и бывшего министра по делам труда и пенсионного обеспечения Э.Радд (известна как активный сторонник расширения прав ЛГБТ-сообщества).

В результате 31 мая 2019 г. Высокий суд Лондона удовлетворил иск городского совета Бирмингема и постановил запретить акции протеста в непосредственной близости от учебных заведений, так как они якобы «угрожают безопасности и здоровью сотрудников, учащихся и их родителей». Организаторы акций выразили намерение обжаловать данный вердикт в вышестоящих инстанциях.

Таким образом, в Соединённом Королевстве на сегодняшний день сохраняется целый спектр проблем правозащитного толка от проявлений неонацизма до домашнего насилия, от нерасследованных военных преступлений до скудного питания малоимущих школьников. Представляется, что они требуют самого пристального внимания Лондона куда больше, чем дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию других государств.

 

Весь доклад: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/humanitarian_cooperation/-/asset_publisher/bB3NYd16mBFC/content/id/4025481#7




LATEST EVENTS

28.10.2021 - Ответ официального представителя МИД России М.В.Захаровой на вопрос СМИ в связи с решением Апелляционного суда Амстердама в отношении экспонатов выставки «Крым: золото и секреты Черного моря»

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать принятое 26 октября решение Апелляционного суда Амстердама передать Украине художественные ценности из четырех крымских музеев, которые в 2014 г. были вывезены в Нидерланды для выставки в музее Алларда Пирсона? Ответ: До последнего надеялись, что хотя бы сфера культуры останется вне политики. Однако с участием Украины в споре в качестве третьей стороны и музейные обмены стали ареной политического противостояния.


26.10.2021 - О ситуации в Великобритании с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости. Доклад МИД России, 22 октября 2021 года

Движение националистов в Великобритании имеет глубокие корни, уходящие в историческое прошлое этого государства. Первые организации крайне правого толка, в том числе с антисемитским уклоном, появились в стране ещё в 30-е гг. XX в. И хотя с началом войны все они были запрещены, вскоре их сменили новые группировки. Так, основанное известным британским националистом О.Мосли (лидер организации «Британский союз фашистов») в 1947 г. «Юнионистское движение» объединило более 50 небольших крайне правых организаций и групп.


21.10.2021 - Комментарий Посольства в связи с сообщениями о планируемых поставках Украине британских вооружений

Напоминаем, что на Украине продолжается гражданская война, ставшая следствием осуществленного при активной поддержке ряда западных стран государственного переворота. Очевидно, что поставки оружия ни в коей мере не будут способствовать ее прекращению, могут привести к эскалации насилия и страданиям мирных жителей. Лондону следовало бы не поощрять Киев на новые военные авантюры, а заняться разъяснительной работой с украинскими властями, побуждая их к выполнению Минских соглашений. Но это, судя по всему, мало интересует Великобританию.


20.10.2021 - Совместное заявление участников Московского формата консультаций по Афганистану, Москва, 20 октября 2021 года

Совместное заявление участников Московского формата консультаций по Афганистану.


18.10.2021 - О седьмом Всемирном конгрессе российских соотечественников, проживающих за рубежом

15-16 октября 2021 г. в Москве состоялся седьмой Всемирный конгресс соотечественников, проживающих за рубежом. В работе форума приняли участие около 400 руководителей и активистов общественных объединений соотечественников из 102 стран, представители федеральных органов законодательной и исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, российских фондов и неправительственных организаций. С учетом действующих ограничений, вызванных пандемией коронавирусной инфекции, данное мероприятие прошло в очно-заочном формате.


18.10.2021 - Заявление МИД России об ответных мерах на решения Североатлантического альянса в отношении Постоянного представительства России при НАТО в Брюсселе

6 октября 2021 года секретариат НАТО официально уведомил о решении Генерального секретаря альянса Й.Столтенберга отозвать с 1 ноября 2021 года аккредитацию у 8 сотрудников Постоянного представительства Российской Федерации, а также сократить с того же числа общую численность состава дипмиссии до 10 человек. Никакого объяснения причин представлено не было.


15.10.2021 - Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на VII Всемирном конгрессе соотечественников, Москва, 15 октября 2021 года

Искренне рад, что, несмотря на непростую эпидемиологическую обстановку, наша встреча проходит очно, в формате живого общения. Это – яркое свидетельство того внимания, которое мы уделяем диалогу с многонациональным и многоконфессиональным русским зарубежьем. С теми, кто волею судеб оказался за пределами России, но сохранил и поддерживает с ней духовную, культурную, языковую связь. Не на словах, а на деле вносит вклад в ее укрепление и развитие.


14.10.2021 - Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам заседания Совета министров иностранных дел Содружества Независимых Государств (СНГ), Минск, 14 октября 2021 года

Провели продуктивное заседание Совета министров иностранных дел Содружества Независимых Государств (СНГ). Одобрили ряд заявлений, которые выносятся на завтрашнее заседание Совета глав государств: о 30-летии СНГ; о сотрудничестве в области миграции; о сотрудничестве в области биологической безопасности. Одновременно министры иностранных дел приняли собственный документ – Совместное заявление в поддержку усилий по укреплению режима Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия.


10.10.2021 - Комментарий Посольства в связи с материалом в издании «Сан»

Откровенное возмущение вызвала заметка в таблоиде «Сан» относительно того, что на ежегодной конференции Консервативной партии Великобритании якобы присутствовал «российский шпион». Очередной низкопробный вброс нас не удивляет. Мы привыкли к подобной дезинформации от британской журналистики.


29.09.2021 - Заявление МИД России в связи с удалением видеохостингом "Ютюб" без возможности восстановления аккаунтов немецкоязычных проектов медиахолдинга РТ

Немецкоязычные проекты российского медиахолдинга РТ подверглись акту беспрецедентной информационной агрессии со стороны видеохостинга «Ютюб», совершенному при очевидном потворстве, если не по настоянию германской стороны.



all messages