4 августа 2020
Москва: 08:39
Лондон: 06:39

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

Выдержки из книги Н.Кулишенко «Сталинградская история английской королевы»

 

 

Выдержки из книги Н.Кулишенко «Сталинградская история английской королевы»

Сквозь призм у почетного меча короля Георга VI

Краткий путь к победе — мужество всех. Надпись на мемориальной доске от г. Валлис (Великобритания) Сталинграду в 1944 г.

Начало XXI века. Волгоград. Музей-заповедник Сталинградской битвы. В одном из многочисленных залов, где хранятся дары со всего света, я рассматриваю тот самый меч, который о многом может нам поведать.

Передо мной — холодное оружие, сверкающий стальной клинок. Рукоятка обвита золотым плетением. По краям серебряного эфеса напаяны головы львов. Впечатляющие размеры меча (1,2 м) и инкрустация из золота и серебра на его ножнах (звездочки, герб, монограмма) навевают мысли об эпохе королей и королев. Откуда этот необыкновенный дар? Выгравированный ответ можно прочитать на самом клинке: «Гражданам Сталинграда, крепким как сталь, от короля Георга VI в знак глубокого восхищения британского народа». Мановение королевского меча и… лента истории отмотана из XXI века назад во Вторую мировую войну. 1939 год — начало военных действий между Великобританией и фашистской Германией. У. Черчилль, глава правительства, поглощен поисками значимых союзников. В эту когорту входили СССР и США. Поэтому, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, это событие стало для Великобритании самым важным за прошедшие два года. Теперь у Туманного Альбиона появился важный союзник в лице нашей страны. 22 июня 1941 года У. Черчилль обратился по радио к своему народу: «Гитлер хочет уничтожить русскую державу потому, что в случае успеха надеется отозвать с Востока главные силы своей армии и авиации и бросить их на наш остров… Его вторжение в Россию — лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские острова… Поэтому опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и США… Англия будет на стороне СССР в советско-германской войне, ибо, помогая Советскому Союзу, Англия будет спасать себя». Несмотря на громкие заявления, открытие второго фронта долгое время оставалось лишь словами. Сетуя на нерасторопность правительства, простые британцы выражали солидарность с советским народом посредством добровольных пожертвований в фонды помощи России. Осенью 1942 года оборона Сталинграда стала военной новостью № 1 во всем мире. Британцы, затаив дыхание, следили за развитием событий на Волге. Результат Сталинградской битвы имел решающее значение как для СССР и Германии, так и для Великобритании. Через Сталинград лежал путь немцев сначала к нефти Баку, затем к нефти Ближнего Востока (энергетического источника Британии). Англичане ликовали, когда победа была одержана. Успех советских воинов воспринимался ими как собственный. Разрушения, причиненные Сталинграду, переживались, как свои. Подтверждением солидарности союзников стали Арктические конвои с продовольствием, медикаментами, теплыми вещами, отправленными Сталинграду из Ковентри, Лондона, Манчестера, Шеффилда в суровые годы войны.

В Государственном архиве Великобритании хранится папка под названием «Вопрос о награждении Сталинграда». Заведена она была еще до (!) окончания Сталинградской битвы, а именно 24 сентября 1942 года, когда на Даунинг-стрит в Форин офис пришла корреспонденция на имя Черчилля с предложением наградить Сталинград за его мужество независимо от исхода сражения. В Великобритании принято выдающихся людей, события отмечать почетными наградами, ценными дарами, высокими титулами. Для самих англичан — это высокая честь быть удостоенным какой-либо награды. Самые почетные награды исходят от королевской семьи. Например, личный секретарь монарха после преданной многолетней службы обычно удостаивается звания лорда. Почти всех своих премьер-министров Елизавета II посвятила в рыцари. В МИД Великобритании шло неисчислимое количество писем от простых граждан, тронутых отвагой сталинградцев, сдерживающих натиск врага. По хлынувшему потоку обращений в правительство и передовицам газет можно понять, что градус эмоций солидарности англичан был необычайно высок. В качестве примера награды британцы ссылались на остров Мальта, который был удостоен Георгиевского креста. Как реакция на всплеск чувств национального единства, в октябре 1942 года в правительственной переписке уже встал вопрос о почетном даре для Сталинграда. При этом Георгиевский крест был отвергнут, так как его статут не подразумевал награждение иностранцев и иностранных городов. Альтернативой был предложен Военный крест, которым была награждена французская крепость Верден.

Документ, отразивший ход этой дискуссии, датирован 19 ноября 1942 года (день, когда началось наступление советских войск под Сталинградом, которое привело в итоге нас всех к Победе). Но англичане узнают об этом позже. В декабре 1942 года в газете «Правда» было сообщено, что учреждена медаль «За оборону Сталинграда». Это сообщение вновь вызвало среди британцев бурное обсуждение вопроса о награждении города на Волге, в ходе которого рассматривались различные варианты изготовления награды из золота, предложения украсить ее бриллиантами и пр. В Англии вообще свойственно скрупулезно подходить к выбору любых почетных символов. Например, автор биографии Георга V Кеннет Роуз описывает, как долго и тщательно происходил выбор королевской короны для явления короля-императора его индийским подданным в 1911–1912 годах. Так вот в лучших английских традициях дискуссия о выборе достойной награды доблестному Сталинграду затянулась, и лишь в конце февраля 1943 года Черчилль одобрил предложение вручить героическому городу церемониальное холодное оружие в качестве дара короля. В феврале 1943 года, после согласования с Черчиллем, Георг VI отдал приказ об изготовлении королевского меча в дар Сталинграду.

Меч был откован потомственными оружейниками Англии в «Сабельной компании Вилькинсона» старым британским мастером Томом Бизли. К тому времени ему исполнилось уже 83 года, и, по его словам… этот клинок — лучшее, что он когда-либо выковал, а ведь за его плечами изготовление оружия для пяти британских монархов. «Все, чему я научился с восьмилетнего возраста, — начало моей работы — я вложил в создание меча, подарка жителям Сталинграда, сердца которых поистине из стали», — произносит опытнейший мастер, не отрываясь при этом от ковки металла, представая перед зрителем в старой черно-белой кинохронике из Фондов музея-заповедника «Сталинградская битва».

21 февраля 1943 года король Великобритании отправил телеграмму на имя председателя Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинина следующего содержания: «Упорное сопротивление Сталинграда повернуло события и послужило предвестником сокрушительных ударов, которые посеяли смятение среди врагов цивилизации и свободы. Для того чтобы отметить глубокое восхищение, испытываемое мной и народами Британской империи, я дал приказ об изготовлении почетного меча, который я буду иметь удовольствие преподнести городу Сталинграду. Я надеюсь, что в грядущие счастливые дни этот дар будет напоминать о несгибаемом мужестве, в котором город-воин закалялся в борьбе против сильных и упорных атак своих врагов, и что он будет символом восхищения не только народов Британской империи, но и всего цивилизованного мира».

Ответная телеграмма от 23 февраля 1943 года Председателя Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинина королю Великобритании Георгу VI. «Его Величеству Георгу VI: Прошу Вас, Ваше Величество, принять мою искреннюю благодарность за Ваше послание, содержащее столь высокую оценку достижений Красной Армии в ее борьбе против нашего общего врага. Многочисленные проявления дружественных чувств британского народа по отношению к Красной Армии являются свидетельством прочности боевого союза между нашими странами. Я сообщил властям гор. Сталинграда о Вашем решении преподнести этому городу изготовляемый по Вашему приказу почетный меч, который, несомненно, будет принят участниками обороны Сталинграда, как и народами всего Советского Союза, с благодарностью, как символ братства по оружию между народами Великобритании и Советского Союза. Михаил Калинин — председатель Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик»

Перед отправкой меча из Англии британцы имели возможность полюбоваться королевским даром, предназначенным городу-победителю. Почетное оружие было выставлено на всеобщее обозрение в г. Ковентри. Там же происходил сбор средств в фонд помощи Сталинграду. Постепенно зарождались узы, соединяющие два города со схожей судьбой — Сталинград и Ковентри.

Отмечу, похожее подношение уже было сделано России Британией в лице короля Эдуарда VII. Королевская сабля вручена была Николаю II в память о визите английского короля. Подаренное оружие имеет надпись на английском языке «Его Императорскому Величеству Самодержцу Всероссийскому Николаю II от любящего дядюшки Эдуарда. Ревель. 1908 год» и хранится в Царском Селе. Но, разумеется, эти две награды несопоставимы по своему значению.

Спустя время, когда меч Георга VI был уже откован и прибыл в город-воин, его демонстрировали среди прочих даров всем почетным гостям Сталинграда. Подержал его в руках и известный американский писатель Джон Стейнбек. Его впечатления по поводу королевской награды занесены им в его книгу «Русский дневник». В ней именитый писатель с несколько толстокожим юмором описывает свою поездку по разрушенному войной Союзу в 1947 году. Оставил он свои комментарии и после посещения Сталинграда, где ценой неимоверных усилий война была повернута вспять. С самодовольством человека, не нюхавшего пороха, Стейнбек в своем «Русском дневнике» раскритиковал высокие лица, сделавшие бесполезные подношения, и предложил заменить королевские дары Сталинграду на бульдозеры, чтобы легче было расчистить город от послевоенных завалов. Видимо, в силу поверхностного понимания происходящего отозвался он в адрес защитников города: «…это были маленькие люди, на которых напали и которые смогли себя защитить». Об ином свидетельствует потомкам сталинградцев сама история через военные документы, неистовые скульптуры, памятные реликвии, мемуары тех, кто способен различать мужество в других, потому что сам им обладает.

В 1999 году в Лондоне в парке Имперского военного музея был установлен советский мемориал как дань памяти более двадцати семи миллионам советских людей, погибших во Второй мировой войне. Создателем монумента стал талантливый волгоградский ваятель Сергей Щербаков. Ранее идентичная скульптура, напоминающая своим обликом скорбящий женский силуэт с занесенным над склоненной головой колоколом, уже была установлена под Волгоградом в селении Россошки, где осенью 1942 года шли жесточайшие бои. В центре мемориала возвышается статуя «Скорбящей». По обе стороны от нее вдаль уходят четкие ряды военных обелисков с надписями: имя, фамилия, дата рождения защитников и только последние цифры у всех одинаковые: 42… 42… 42… 42. Сколько же наших ребят здесь полегло! По ним, по их оборвавшимся жизням вот-вот зазвонит колокол. И уже не останется сомнений у тех, кто не застал ни войны, ни ее руин: великую победу способен одержать лишь великий народ. Великий духом. Что и подтверждают воспоминания посла И. М. Майского, побывавшего осенью 1943 года в Сталинграде: «Город состоял из руин… Только тут, на месте, лицом к лицу с этими последствиями великой битвы, мы начали лучше понимать и чувствовать, что тут происходило всего лишь несколько месяцев назад, какое неизмеримое количество воли, сил, энергии, решимости, самоотверженности нужно было иметь, чтобы все это пережить, выстоять и разгромить жестокого врага. Мы уехали из Сталинграда, глубоко потрясенные его великой исторической драмой и вместе с тем глубоко вдохновленные той новой, бьющей ключом жизнью, которую мы наблюдали на каждом шагу среди этих священных руин».

Далее листаем летопись Второй мировой войны. Ноябрь 1943 года. Тегеран. Идет конференция руководителей трех союзных держав антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании. Основным ставится вопрос об образовании, наконец, второго фронта в Европе, срок открытия которого уже не раз переносился. Именно тогда во время этой исторической встречи в Иране премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль передал для Сталинграда почетный меч. В. М. Бережков, переводчик советской делегации, в своих воспоминаниях умолчал о том, что из-за травмы руки, полученной в детстве, Сталин выронил в тот торжественный миг меч. Но кадры документальной хроники сохранили и этот эпизод.

2 февраля 1944 года, в годовщину разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, в Москве, в Кремле состоялось вручение меча делегации из Сталинграда. Д. М. Пигалев (представитель Сталинграда) принял из рук маршала С. М. Буденного королевский дар со словами: «Принимая этот меч, мы заявляем, что будем хранить его как символ растущего боевого сотрудничества народов Советского Союза и Великобритании». Одновременно с церемонией вручения меча в Москве посол СССР в Лондоне Ф. Т. Гусев устроил прием для английских мастеров, внесших свою лепту в его изготовление. Специалисты, непосредственно участвовавшие в создании королевского меча, были приглашены в здание советского посольства в Лондоне. Там им были вручены 18 именных фотоальбомов с видами Сталинграда до, во время и после сражения. Альбом на имя профессора Глидоу, задумавшего внешний вид меча, был передан его вдове.

Существует мнение, что новый глава посольства, сменивший Майского, не смог установить столь доверительных отношений с Черчиллем, какие сложились у его предшественника. Вообще, когда Майский был отозван Москвой из Лондона, это внесло некоторое смятение в руководящие английские ряды. К амбассадору очень хорошо относились, уважали, ценили его ум, интеллект и дипломатичность.

Когда Черчиллю сообщили о назначении нового посла Гусева, британский премьер счел себя задетым. Встречался он с «новобранцем» крайне редко, и то лишь в случае острой необходимости. Чем была вызвана столь неожиданная ротация в высших дипломатических кругах со стороны Москвы? Вот как прокомментировал ситуацию сам Сталин: «Нам нужно отозвать посла Майского, который слишком оправдывает действия англичан, саботирующих открытие второго фронта в Европе». Позже на приеме английского премьера в ответ на похвалу Черчилля в адрес экс-посла Майского Иосиф Виссарионович заметил, что тот слишком много болтает и не умеет держать язык за зубами.

О подозрительности Сталина хорошо известно. Возможно, в данном случае его тактика ротации кадров предвосхитила более поздние наблюдения в области дипломатической науки. Известный дипломат В. И. Попов отмечает вхождение в дипломатический обиход специального термина «локалитис», что означает возникновение у дипломата, долго прожившего за границей, приверженности местным интересам и своего рода местного патриотизма. Причина приводится объективная: предполагается, что за годы жизни вдали от родины дипломат теряет связь со своим народом, у него наблюдается тенденция отдавать предпочтение стране пребывания и переставать замечать ее недостатки.

Даже если предположить, что посол Майский невольно проникся любовью к стране пребывания, вряд ли стоит отрицать его весомый дипломатический вклад. Достаточно ознакомиться с его мемуарами, чтобы оценить авторитет, высокий интеллект и роль посла в согласовании советско-британского сотрудничества. На прочное положение Майского в Форин офисе указывает и дипломат О. Сакун, приведя в подтверждение опубликованную позднее телеграмму посла США в Лондоне от 13 июня 1941 года, то есть незадолго до нападения Германии на Советский Союз. Приводится факт доверительного информирования советского посла секретными данными о гигантском сосредоточении германских войск на русско-германской границе.

Ценил свое общение с послом и Черчилль: их встречи, обсуждения хода военных действий и планирования открытия второго фронта проходили довольно часто.

Завоевать уважение Черчилля стремились многие политики на протяжении его долгой и активной жизни. Биографы отмечают восхищение Черчиллем молодого Кеннеди и в связи с этим описывают эпизод их первой встречи на борту прогулочной яхты Онассиса. Кеннеди всячески стремился привлечь к себе внимание почтенного политика, но все его усилия не возымели на Черчилля никакого действия. Американец поделился досадой с женой. Жаклин, глянув на его помятый костюм, с юмором ответила: «Наверное, он принял тебя за официанта, Джек».

А вот любопытное дипломатическое напутствие Майского в его бытность послом: «Чтобы быть полезной, связь должна быть живой и активной. Полезная связь — частные встречи по делу и без дела, это дружеское внимание, приглашение в театр или на обед. Поздравление с днем рождения или посылка какой-либо интересной книги. Поддержание каждой такой связи требует времени и сил. Ее нельзя надолго забрасывать. Ее надо постоянно освежать».

…Я рассматриваю сквозь музейное стекло и сквозь толщу лет королевский меч и пытаюсь понять истинное значение этого дара. Преподнесенный нам меч — это было и ознаменование нашей победы, и признание нашего возросшего авторитета за рубежом. Ну и, конечно же, подаренное оружие — это знак естественного восхищения победителем! В настоящее время у почетного меча (ровесника Победы под Сталинградом) есть еще одно предназначение: укреплять дружественные связи между Россией и Великобританией.

В 1990 году Волгоград посетила английская принцесса Анна (внучка королевы-матери). Она побывала в музее и подержала в руках церемониальный меч своего деда. В 1967 году дар Георга VI экспонировался на совместной англо-советской выставке в Лондоне. В 1979 году лондонцы имели возможность увидеть его вновь на выставке «СССР — сегодня». В 1982 году в городах Великобритании — Лондоне, Шеффилде, Манчестере, Глазго, Эдинбурге, Ливерпуле, Ковентри демонстрировалась экспозиция работ английского мастера золотых и серебряных дел Лесли Дурбина, который декорировал знаменитый меч. Среди экспонатов достойное место занимал почетный дар жителям Сталинграда. Думается, что это далеко не последнее путешествие королевского меча к себе на родину.